Если в целом говорить про криминальный мир в Ида-Вирумаа, то до сих пор поступают новости о том, как задержали очередного авторитета или группировку. Например, в августе этого года полиция обвиняла одного из лидеров преступной группы Геннадия, который уже с 90-х годов числился в преступных кругах. В ходе уголовного производства было установлено, что он как минимум в 2013 году организовал преступную группировку, целью которой было совершение наркопреступлений и преступлений против имущества, а также ”крышевание” находившихся ”под защитой” группировки людей и коммерческих объединений. Входящие в группировку лица совершили множество преступлений против личности, занимались вымогательством и мошенничеством. У группировки имелся и "общак", который обеспечивал ее членам защиту и поддержку.

В 2014 году все СМИ писали о договорных футбольных матчах в Нарве. Тогда судили хорошо известного в криминальной среде Валерия Михайлова (он же "Голова") и некоторых футболистов. По версии обвинения, члены преступного сообщества искали в футбольных командах Эстонии, Литвы и Украины игроков, которые за деньги могли бы повлиять на ход матчей. Получив гарантию от футболистов, что во время матча будет обеспечен нужный результат или определенное событие (например, красная карточка или пенальти), связанные с группировкой лица делали ставки в букмекерских конторах.

Многие слышали и об одном из самых важных людей в криминальной Нарве — Борисе Малиновском. Он неоднократно бывал на скамье подсудимых, в частности, по делу об организации преступной группировки и рэкету. Часть обвинений с него была снята. С Малиновским связан также скандальный инцидент в столичном Центре русской культуры, где у бильярда в ресторане на первом этаже собирались его товарищи. Там в Малиновского стреляли, и он был ранен. Он был близким соратником когда-то лидера преступного мира Николая Таранкова.

Читайте отрывки книги "Бандитский Ида-Вирумаа", где Логинова рассказала про героиновый рынок, убийства и другие истории, о которых не принято говорить вслух.


Глава 1. История Продолжается

Давно известно, что любой крупный капитал изначально нажит неправедным путем, так что поговорим о "грязных" деньгах, бизнесе и его составляющих: методах работы с потенциальными союзниками и противниками, связях с теневыми и властными структурами, полицией.

Как только появляются деньги, появляется и забота — при условии, конечно, что у владельца этих денег есть на плечах голова — куда их вложить. Нажитые средства надо отмыть, инвестировав, как модно теперь выражаться, в какой-нибудь бизнес. Лучше легальный, дающий владельцам капитала возможность утвердиться в высших эшелонах власти, ибо старая истина "Есть деньги — есть власть" ничуть не утратила своего первоначального смысла.

Деньги — не просто эквивалент благосостояния отдельных членов нашего общества, но и страшная разрушающая сила. Особенно, когда они попадают в руки человека, одержимого любой ценой утвердить свои позиции в какой-либо сфере человеческой деятельности, будь то политика, экономика или что-то другое. Цель оправдывает средства.
Когда же желанная цель достигнута и кресло, из которого можно диктовать условия и писать законы, занято, начинается самое интересное. И непонятное. Для основной массы людей, а не для горстки избранных. Например, как можно позволить законную скупку металла от предприятий и частных лиц, заведомо зная, что в Эстонии нет залежей титановых, кобальтовых, никелевых или медных руд?

В чем причина, по которой подпольная скупка металла в Эстонии в одночасье стала легальной и нанесла огромный материальный ущерб не только частным лицам и предприятиям, но и государству? В том, что скупщики и продавцы нашли нужных людей в тех сферах управления государством, у которых имеется возможность организовать официальную крышу "металлическому" бизнесу, легализовав его. А заодно и самим влиться в дело.

В середине 90-х годов маленькая Эстония активно стала избавляться от "железного балласта" сама и помогать соседям — России, Литве, Латвии. Проще говоря, взяла на себя роль перевалочного пункта контрабандного металла.

В Таллин шли груженые ворованным металлом (теперь уже не российским, а своим — вспомните кражи на "Силмете" в Силламяэ в 1999 и 2000 годах) машины, чтобы слить товар и получить "зелень", за которую заграничные любители титана и никеля отстегивали нашим металлистам не очень-то щедро. Но на хлеб с маслом и икрой, а заодно на "Мерседесы" и красивую жизнь хватало.

Однако не все машины в 1992-1993-х годах благополучно доходили до Таллина из пункта назначения. Некоторые из них тормозились в северо-восточной части Эстонии — в Ида-Вирумаа. Официальный повод: проверка стражами правопорядка законности перевозки. Неофициальный — возможность нажиться.

Кому, вы поняли — тем же самым стражам правопорядка. Схема обработки доставщиков металла была очень проста: если не было документов, значит, металл изымался. Затем начиналась психологическая обработка: угроза составления протокола, порой даже — открытия уголовного дела. Как правило, при такой мрачной перспективе компромисс — добровольная сдача металла без всяких протоколов и допросов — казалась подарком Господа Бога.

А изъятый металл, как вы уже догадались, шел вовсе не в закрома казенных складов…


Глава 2. Криминальные "звезды"

…не только в Эстонии или в соседней России, но и в мире, из преступных группировок в Эстонии есть лишь одна "именная" — чеченская. Другие, более мелкие, республиканского или регионального масштаба ОПГ, существуют, но они не имеют тех связей и влияния, которые отличают "именные" группировки.

Название "чеченская" не отражает национальный состав, поскольку пехота чеченской группировки интернациональна и состоит из русских, украинцев, эстонцев и представителей других национальностей, но никак не из чеченцев, так как их во всей Эстонии не более сорока человек. Название "чеченская" несет другую смысловую нагрузку — оно определяет, кто является лидером ОПГ.

А руководит ею уже много лет подряд чеченец Харон Дикаев — непререкаемый авторитет, личность сильная, авторитарная и жесткая, входящая в те десять процентов верхушки криминального мира, которую полиция не смогла сломать и подчинить себе. Остальные девяносто процентов так или иначе контролируемы правоохранительными органами и спецслужбами. Ничего удивительного в том, что даже крупные преступные авторитеты находятся под контролем, нет.

На то существуют две причины. Первая — хорошая работа полиции и спецслужб, направленная на обеспечение безопасности государственных интересов и спокойствия граждан, вторая — стремление самих авторитетов, наживших немалые деньги, быстро и безболезненно трансформироваться из бандитов в рафинированных интеллигентов и эстетов, занимающихся легальным, чистым бизнесом. У каждого из них есть деньги, дом, жена, дети… Словом, все, что нужно для красивой безоблачной жизни. И, чтобы сохранить эту безоблачность, проще, при случае, сдать кого-то из своих, чем оказаться в роли подозреваемого и сидеть на казенных харчах…

…Харон Дикаев стоит того, чтобы сказать о нем отдельно. Внешне спокойный, всегда элегантный, предпочитающий, как и многие чеченцы, одежду темных тонов. Правда, в отличие от них, он может себе позволить очень дорогие костюмы и качественную обувь всемирно известных фирм.

Дикаев не терпит внешней мишуры в виде украшений, чем сильно отличается от некоторых других авторитетов, увешанных пудовыми цепями. О вкусах, конечно, не спорят, но, например, Борис Малиновский в кричаще ярких рубашках и с неизменной шляпой на голове резко контрастирует с Дикаевым. У Дикаева имеется лишь одна слабость, от которой он вряд ли когда-нибудь откажется — хорошие автомобили.

По мнению полиции, Харон Дикаев входит в круг лиц, контролирующих силовое равновесие в криминальном мире Эстонии, не давая развязать кровавые разборки. У полиции и спецслужб на него большое досье, изобилующее данными биографии, его связями, увлечениями. Досье начали собирать незадолго до отделения Эстонии от Союза, вскоре после того, как Дикаев прибыл из Грозного в Эстонию.

Он приехал учиться и попал в самую гущу событий, связанных с образованием кооперативов, зарождением пресловутой демократии, развязавшей руки мошенникам всех мастей. С этого момента и началась криминальная карьера Харона Дикаева. По данным полиции, на его личном счету несколько убийств. По нескольким преступлениям он проходил в качестве организатора. Ни одно из них не удалось доказать.

Дикаева не напрасно считают самым жестким авторитетом Эстонии. По неофициальным данным, именно он расправился с одной из влиятельнейших группировок — краснодарской, обезглавив ее, после чего рядовым бойцам не оставалось ничего иного, как найти себе пристанище под крышей других ОПГ.

Война между "чеченцами" и "краснодарцами" развязалась с подачи последних, явно недооценивших противника. Это случилось в середине девяностых годов и закончилось не так давно, когда в Польше были убиты последний из лидеров "краснодарцев" Михаил Горбачев и его жена.

По мнению преступного мира, краснодарская группировка потренировалась политическими и полицейскими структурами. Криминальные авторитеты уверены, что эту группировку поддерживали два очень известных в политических кругах депутата Рийгикогу. По слухам, не только поддерживали, покровительствуя и прикрывая ее, но и, возможно, принимали участие в создании группировки под руководством Горбачева.

Нет сомнения, что "кураторы" могли предупредить Михаила Горбачева об опасности, подстерегающей его в войне с "чеченцами". Но ведь не предупредили, не удержали. Причина проста: Горбачев зарвался, стал неуправляемым для самих же "кураторов", решил, что он прикрыт со всех сторон…


Глава 3. Братья Сачуки

Имена братьев Сачуков — старшего Сергея, среднего Василия и младшего Николая — знакомы всем жителям Ида-Вирумаа. Первого давно нет в живых, последний сидит за убийство законный червонец. Василий Сачук, отсидевший часть срока, был выпущен на свободу за примерное поведение и является сейчас руководителем фирмы-инкассо, использующей — хозяева фирмы и не пытались при встрече со мной скрыть этот факт — при работе с должниками имя Василия в качестве ярлыка. Чем занимается сам Сачук, выяснилось несколько позже, но после освобождения он не позволял себе никаких громких скандалов и криминальных историй.

Сача-средний — приятный собеседник, хорошо фильтрующий свой разговор. С ним любопытно пообщаться. Одна беда — он не обязателен, хотя и готов десять раз извиниться, если прокололся на обещании. Сача не лишен элементарных приемов дипломатии, вежлив и корректен. Эти черты его характера отмечают практически все знающие Василия люди, говоря, что средний из братьев играл при жизни старшего роль буфера, улаживающего возникающие проблемы между бизнесменами и Сачей-старшим, резким и крутым на поворотах, а порой и вообще трудно управляемым.

Братья Сачуки открыли в Ида-Вирумаа новую, страшную страницу криминальных разборок.

Все началось по выходе на свободу после многолетней отсидки Сергея Сачука. Он — личность поистине одиозная. Сейчас мало кто помнит, как начинал свой путь наверх иерархической лестницы один из самых жестоких и активных лидеров преступного мира.

…После освобождения Сергей Сачук успел навести немало шороха в Ида-Вирумаа, начав свою бурную деятельность с доения таксистов, которые, почувствовав крутой нрав новоиспеченного криминального "отца", безропотно платили ему ежемесячно сначала по сто, а потом по двести крон с машины.

Помимо рэкета, банда Сачуков занималась продажей ворованных машин, лесным бизнесом, вела активный обмен с российскими "коллегами" засвеченными стволами. Немалый доход семье Сачуков давали переправки в Россию цветных металлов, в которых участвовал и Борис Малиновский. Он курировал отправку из Таллина. Однажды полиция задержала в машине, груженной металлом, Сергея Рузанова и Бориса Малиновского. Арестованный груз оказался мизерным уловом.

По прошествии многих лет, когда я пыталась выяснить детали операции с арестованным грузом в свете взаимоотношений Бориса Малиновского и Сачуков, Василий Сачук заявил, что никакого отношения к их группировке эта история не имеет, так как Рузанов тогда был периодически в свободном полете и поддерживал тесные отношения с Малиновским. Постоянным членом сачуковской ОПГ Рузанов, отойдя от таллинцев, стал позже.

Основная часть металла удачно проходила нарвский кордон. Его доставку через границу контролировал один из представителей нарвской администрации, получавший за беспроблемное прохождение ценного груза через таможню по двадцать тысяч долларов за каждую операцию. Но однажды он зарвался: получив авансом свою долю, отказался возвращать деньги, хотя сделка сорвалась. Очень скоро этого представителя Нарвской администрации расстреляли прямо через дверь его силламяэской квартиры…

Но самый, пожалуй, крупный куш Сачуки сорвали на краже аудио- и видеотехники, которая весной 1995 года вагонами шла транзитом через Россию и Эстонию в Норвегию. Я изложу две версии, первая из которых — полицейская. Так вот, по этой версии, в России имя адресата неисповедимым образом поменялось, и товар направился в город Йыхви на имя некоего Юрия Толмачева, проходившего в свое время по одному уголовному делу вместе Василием Сачуком. Толмачев на тот момент уже длительное время считался пропавшим без вести и находился в розыске. Последним, кто его видел живым, был Василий. Следствие полагает, что останки мужчины, найденные в одной из скважин на территории бывшей шахты, принадлежали именно Толмачеву, но идентифицировать их не удалось.

Доставленный в Эстонию товар быстро поступил в фирму "Скандинав", принадлежащую Сачукам и служащую им ширмой. Владельцем и президентом "Скандинава" являлся Василий, а вице-президентом — Сергей Рузанов, с которым Сачук-средний разбежался уже в зоне. Их отношения испортились настолько, что, как мне стало известно, Рузанов подсылал к нему киллера, но у того кишка оказалась тонка — он струсил, не смог убить Сачука. После того, как Василий узнал о намерении Рузанова убить его, он заявил, что любым путем рассчитается с Рузановым за это. Последнего пришлось перевести в ментовскую зону…

Но тогда, весной 1995 года, они еще были не разлей-вода и действовали сообща. Товар, доставшийся им путем мошенничества, надо было срочно вывезти. Транспорт предоставила фирма "Ахтме моторс", находившаяся в руках Эльгуджи Копаладзе (меж своими — Гуча или Гоча), Павла Чудеснова и Эдуарда Крустейна (кличка Сопливчик). Через пару недель после осуществления операции по вывозу ворованной техники, на всех троих руководителей фирмы в Таллинском аэропорту было совершено покушение. Убийство было явно заказное, стреляли, по всем признакам, профессионалы. В живых остался только Гоча, которого полиция по сей день считает заказчиком убийства, хотя доказать это так и не удалось, так как исполнителей преступления не поймали.

А теперь, вторая, более захватывающая версия похищения, преподнесенная мне криминальным миром. На самом деле в Эстонию из Японии транзитом через Россию шла не радио- и видеотехника, а телевизоры и видеокассеты "Голдстар". Операция была продумана в Москве, откуда на встречу с Сачуками приехал Юрий Толмачев с четырьмя москвичами. Они заявились в Эстонию на двух ослепительно-белых красивых автомобилях "Форд Скорпио". В операции был задействован сотрудник Нарвской таможни, который выправил документы, и груз без проблем прошел границу. Загвоздка оказалась в другом…


Глава 4. Героиновый "пирог"

В 1997 году в Эстонию пришла героиновая чума, быстро захлестнувшая не только Ида-Вирумаа. Сверхприбыли от торговли героином не шли ни в какое сравнение с доходами от проституции, "металлического" бизнеса, торговли оружием. Это стало определяющим в выборе дальнейшего пути преступных группировок, лидеры которых быстро наладили контакты с поставщиками "белой смерти" с Востока. Значительная часть героина, идущего транзитом из бывших южных республик
на Запад, оседала в Эстонии. Но Эстония — не безграничная Россия, поэтому в скором времени между группировками началась жесточайшая война за рынки сбыта. Жертвой передела сфер влияния пал и Игорь Гузаиров — один из самых верных и жестоких членов банды Сачуков, освободившийся из зоны раньше Василия Сачука.

… Гузаиров оказался на свободе без денег, а жить хотелось на широкую ногу: чтоб и машина была красивая, и бары с обильной выпивкой и закуской, поэтому он сразу начал активные поиски средств к существованию. Самую безбедную жизнь ему сулила наркоторговля. Говорят, Гузаиров спросил у Сачука, стоит ли ему лезть в наркобизнес. Лидер группировки высказался против, но выбор оставил все-таки за Гузаировым. Тот решился. И попал в самую гущу разборок за передел сфер влияния среди наркодельцов.

Кровавые междоусобицы из-за дележа героинового "пирога" то усиливались, то утихали, достигнув апогея в августе 1999 года, когда, освободившись из заключения двумя месяцами раньше, на свободу вышел Александр Митрохин, известный в криминальных кругах под кличкой Дед. Из своих неполных пятидесяти лет он отсидел за решеткой в общей сложности более тридцати.

Дед — полный отморозок, неопрятный внешне, недалекий и кичливый, не признававший никаких авторитетов, — быстро сколотил вокруг себя банду молодняка, решив заняться наркобизнесом. Он не учел одного — для этой сферы преступной деятельности недостаточно иметь ствол и, размахивая им на каждом углу, орать, что он расправится со своими противниками. В таком деле, как наркобизнес, нужны еще и мозги, а их у Митрохина не было.

…По выходе на свободу Дед не скучал. Буквально черед пару недель после освобождения он устроил в Кохтла-Ярве, на крыльце бара "Мария", расположенном на улице Калеви, разборки по-дедовски — с оружием и угрозами. Причина разборок — выяснение отношений с сыном владелицы бара Валентином Родичкиным. По мнению осведомленных источников из полиции и криминальных кругов (в данном случае их точки зрения совпали), причиной шумного, со стрельбой, скандала могла быть попытка со стороны Деда установить "крышу" над увеселительным заведением, имевшем в городе недобрую славу.

Плохая репутация закрепилась за "Марией" после убийства на крыльце бара молодого мужчины, которого прикончили прямо на глазах у массы свидетелей. Кроме того, многим было известно, что в баре ошиваются молодые проститутки, подливающие попавшимся на крючок подвыпившим клиентам клофелин.

Дед наехал на Родичкина, известного в преступном мире под именем Валек. Он обвинил его в убийстве в мае 1998 года Анатолия Сироткина, последнего лидера "жесткой руки". Наехал с присущим его шумом — выкрикивая угрозы, размахивая стволом. Прибывшая по звонку кого-то из посетителей бара, полиция схватила Родичкина на предмет дачи показаний, но Валек отказался писать заявление. Ответом на все вопросы была улыбка до ушей и молчание.

Хорошо знавшие необузданный нрав Деда, деятели криминального мира сразу поняли, что вслед за этой попыткой Деда пробить себе любым путем источники существования последуют и другие, и предсказали, что одна из них закончится для него трагически. Они не ошиблись.

В мае 1999 года, незадолго до гибели Деда, была взорвана "Тойота Карина" самого серьезного регионального авторитета Александра Конюхова (Конюх), считавшегося преемником Сироты.

…Замечательным майским утром Конюх направился к своей машине, припаркованной по договоренности с начальством на территории спасательного департамента, расположенного примерно в двухстах метрах от Йыхвиского отделения полиции. Едва авторитет повернул ключ зажигания и нажал на педаль газа, как прогремел взрыв. Взрывное устройство большой мощности, начиненное аммонитом и заложенное под днище "Тойоты" искорежило автомашину до неузнаваемости. Сам Конюх чудом выжил, хотя и остался инвалидом — ему ампутировали обе ноги.

Спасла Конюха открытая дверца, в которую его в буквальном смысле слова вышвырнуло из автомобиля. До сих пор неизвестно, кто пытался покончить с Конюхом, но говорили, что после взрыва Дед по пьяному делу хвастал, что взрыв — его рук дело.

После расправы с Александром Конюховым Дед неожиданно затих. Возможно, до него дошло, что, показав себя, надо на какое-то время угомониться. Митрохин успокоился и начал разгуливать по улицам города без охраны. Надеялся, видно, на свою неприкосновенность, но просчитался. Авторитетом в преступном мире он не пользовался, к тому же сильно досаждал своей отмороженностью и склонностью к непредсказуемым поступкам. Его надо было убрать…


Глава 5. Питерские курсанты

Первое осознание своего "я" как личности пришло к
в Санкт-Петербургском высшем военно-морском институте имени Петра Великого, куда он поступил, сдав сложные экзамены и пройдя не менее сложные тесты. Поступление в военный ВУЗ должно было доказать всем знакомым, что он, Юрий Устименко, стоит большего, чем они считали. Поступив в институт, Устименко узнал, что в числе его однокурсников оказались молодые люди (в том числе некто Нуркеев), которым не пришлось потеть, подобно ему, над тестами и экзаменационными вопросами.

Эти молодые ребята оказались в числе студентов не за ум, а за принадлежность к высокопоставленным чинам российской армии. Невысокий ростом, худощавый Устименко обладал гибким и живым умом и прекрасно понимал, что силой или положением родителей он себе авторитет не заработает, поэтому и пошел на завоевание "твердыни" нетрадиционным для военного ВУЗа путем — интеллектуальным.

Открыв в себе несомненный талант психолога, он к каждому приятелю подбирал ключик и безошибочно определял, какие слова, какая тема может того заинтересовать. Довольно скоро Устимыч стал одним из лидеров среди курсантов. Точно таким же лидером был еще один бывший курсант ВМИ — Телепин Андрей (Телепат), прославившийся своими кровавыми деяниями в Северной столице России.
Устименко был с ним связан, знал о страшных преступлениях Телепата, хотя напрямую и не принимал в них участия. Когда Телепат оказался в трудном материальном положении, Устименко помог ему деньгами…

…Устименко и Медведев объявились в Эстонии осенью 2001 года. Они, как вы помните, бежали из России, где были объявлены в розыск в связи с дезертирством с третьего курса военного элитарного вуза.

Той осенью, когда они перебрались в Эстонию, Питер потрясла серия немотивированных убийств, очень похожих на те, которые совершали Юрий Устименко и Дмитрий Медведев в Эстонии. Эти убийства связывали с бандой Телепата. Расследование деятельности последнего доказало, что его банда совершила в городе на Неве пять убийств, в их числе — одного ребенка.

Первое убийство было совершено 9 сентября 2001 года, когда выстрелом из "Беретты" в затылок был застрелен двадцатилетний Виталий Нерубащенко, курсант ВМИ, в котором учились Телепат, Устименко и Медведев. Той же ночью пропал и таксист Аркадий Новиков, обнаруженный позже на Шуваловском проспекте. И в этом случае жертва была застрелена из "Беретты", причем прямым выстрелом в голову. Труп таксиста после убийства, похоже, заморозили — либо в холодильной камере, либо где-то еще.

"Волгу" Новикова обнаружили рядом с тонированным "Лэндкрузером", на пассажирском сиденье которого находился уткнувшийся в бардачок мертвый хозяин — Роберт Доброжанский. Доброжанский — профессиональный телохранитель, человек очень осторожный и физически сильный, но это не спасло его от трех выстрелов в голову, сделанных в упор.

Спустя полторы недели второклассник Дима, сын питерского ювелира, пришел домой и увидел убитых сестру и бабушку, причем пожилую женщину убили все из той же "Беретты", а двухлетнюю малышку сначала душили, а потом закололи ножом в горло.

Последней жертвой оказался известный кик-боксер Коба Горделадзе, не пожелавший отдать убийцам бесплатно свой джип. На стеклах его машины висело объявление: "Продаю…"


Глава 6. Убийство депутата

…29 мая 2001 года Николай
— депутат и директор водной фирмы "
коммунаалтеэнусте" (Viru Kommunaalteenuste) не пришел домой. На работе его тоже не оказалось. Поначалу думали, что он завис у очередной любовницы или ударился в запой. Но эти версии не подтвердились. Начались поиски. Полиция стала детально выяснять, кто из друзей, знакомых или сослуживцев последним видел Князева. Подчиненные Князева вспомнили, что возле главного здания водной фирмы стояла машина, у которой крутился мужчина с густой шевелюрой седых волос. ЦКП приложила массу усилий, чтобы отыскать Князева живым или мертвым, но он словно в воду канул.

Спустя несколько дней после его исчезновения полиция нашла в лесном массиве сожженный автомобиль Князева "Опель Астра", а спустя пару недель, в болоте Сели был обнаружен его труп с привязанным к шее "блином" от штанги. Практически все дни после исчезновения депутата стояли жаркая погода, поэтому труп усел здорово разложиться и всплыть на поверхность благодаря раздувшим его газам…

…Видеокассета… Одна из самых первостепенных улик. До января 2002 года ЦКП, расследовавшая это дело, ничего об этой видеопленке не ведала. Зато два журналиста (в том числе и я) уже знали о видеозаписи, но, поскольку полиция не разглашала собранные следствием факты, ни я, ни второй мой коллега не предполагали, что видеокассета — непаханная тема. Главный режиссер преступления Алексей Максимов, мягко говоря, фраернулся, написав нам из Централа (так называют тюрьму в Таллине, расположенную на улице Магасиини, 35А), в конце ноября (!) письма, в которых, помимо стихов собственного сочинения, он сообщал и о видеокассете.

Вот текст письма — с несущественными купюрами и редакторской правкой, а также и выделением фраз, свидетельствующих, что Максимов, несмотря на утверждение о том, что ознакомился с содержанием кассеты лишь после того, как она попала в руки следствия, отлично знал, что на ней записано задолго до того, как она была найдена:

"Здравствуйте, уважаемая Светлана Логинова!

Пишет вам из Таллинской тюрьмы Алексей Максимов. Может быть, помните меня, я у вас принимал заявление, когда у вас украли магнитную карточку у магазина "Калев" в Кохтла-Ярве.

Как говорится, от тюрьмы да от сумы…

Вот и случилось все в один год, помните, наверное, на Калеви, 33 был магазин "Bakardi" — теперь там черная дыра — остатки городской приватизации. А в городе все так же воруют или что-то изменилось в лучшую сторону? Как там господин Корб В.Н.?

Находясь в тюрьме, мы продолжаем борьбу с коррупцией, так как имеется много фактов коррупции, которыми, кстати, располагает и ЦКП, но удивительно, что материалы не переданы в другие ведомства, не заведены уголовные дела на бизнесменов, которые выигрывали через Князева (он был связующим звеном между бизнес-элитой города и городскими властями, читайте — Корбом В.Н.).

Объем коррупции просто сногсшибательный, так как г-жа Иванцова Светлана, директор "Eestirem", должна была Князеву 600 тысяч крон за ремонт больницы. Город выдели 6 400 000 на больницу. Конкурс выиграла Светлана Иванцова (без помощи Князева, точнее, без 10% премиальных ему, она бы никогда не выиграла). Когда же Князев у нее просил вернуть обещанные 10%, то есть 640 000, она вернула 40 000 крон, осталось 600 000. Об этом говорят сами письма и видеоматериал, которыми располагает ЦКП, но удивительно — тишина. Никаких дел о коррупции, о взятках. На все мои 19 ходатайств следователь Голубьев ответил: мол, коррупции в городе нет, все ваши ходатайства, господин Максимов, безосновательны. А тем делом имеются еще факты…