Во вторник через две недели в новом здании суда в Таллинне стартует долгожданный судебный процесс над бывшими руководителями Tallinna Sadam.

Но поначалу вопрос не в том, кто виноват, а в том, кого вообще будут судить. Не все "герои" этой аферы предстанут перед судом. Например, нет турок, которые согласно обвинению обещали выплатить входившему в состав правления порта Аллану Кийлю почти 1,9 миллиона евро за заказ двух паромов. После этого (в августе 2015 г.) Полиция безопасности задержала Аллана Кийля и председателя правления порта Айна Кальюранда. Разразившийся в обществе шум был громким. Разоблачение взяточничества в Таллиннском порту считали победой Полиции безопасности и прокуратуры.

Но все сильно затягивается, и если продолжится в таком же темпе, то скоро уже замаячит окончание периода разумного следствия, то есть у с таким грохотом начатого дела просто истечет срок действия.

Но прошло полтора года и прокуратура по-тихому перенесла часть расследования в новое уголовное дело. Отделенная часть касалась действий турецкой судоверфи Sefine и ее представителя Сулеймана Акина Тужчуоглы. Причиной начала отдельного дела стало затруднение, в котором оказалась госпрокуратура, отправившая Турции просьбу о юридической помощи, но не получившая оттуда ответа по существу. Турки наплевали на пожелания эстонцев. Поэтому следователи не смогли допросить ни Тужчуоглы, ни других турков.

Прошло еще почти 2 года. Госпрокурор Пирет Паукштис в январе этого года разговаривала с советником турецкого посольства. Она спросила, в каком виде можно обеспечить ”оказание юридической помощи по существу”. Турчанка обещала заняться вопросом, но месяц спустя в результате был лишь круглый ноль. В направленном в феврале в Харьюский уездный суд письме госпрокурор Лаура Фельдманис должна была признать, что никаких следственных мероприятий все еще не предпринято.

"Опасения сбылись — там еще ничего не сделано, вторая сторона даже не допрошена", — говорит защитник Кийля присяжный адвокат Айвар Пильв. ”Подозреваю, что это все делается только с целью облегчить жизнь прокуратуре”. (В Эстонии по делу о взятке можно отдать под суд и также вынести приговор лишь одной стороне дела).

Может статься, что рождается новый "процесс Сависаара", только в перевернутом виде. Там под судом нет обвиняемого в получении взятки (т.е. Эдгара Сависаара), а в истории порта под суд могут не попасть те, кто взятки давал. Потому что по сравнению с Турцией еще более абсурдная ситуация с расположенной в Гданьске верфью Remontowa Shipbuilding и ее руководством. Согласно обвинению, изготовивший два парома польский завод также обещал "вознаградить" Кийля. Меньше, чем турки, но все-таки 1,3 миллиона евро.

По какой-то причине госпрокуратура не подала на польскую фирму в суд. Но при этом в список подсудимых был включен ее финансовый директор Ян Пашковский. Обвинение считает, что именно он заключил с Кийлем запрещенную сделку (на языке юристов "противозаконную договоренность").

Возможно, прокуратура надеялась, что поляк захочет избавиться от хлопот, возьмет вину на себя и получит легкое наказание в рамках сделки со следствием. Но пошло по-другому. Пашковский начал летать в Таллинн, возя с собой одного или двух польских адвокатов. Плюс его также защищает присяжный адвокат Элмер Муна из бюро Derling Primus.


ПАН ПАШКОВСКИЙ: Рядом с переводчицей в красной кофте сидит Ян Пашковский, которого эстонская прокуратура хочет передать в Польшу. На переднем плане бумаги изучает Элмер Муна.

Муна сразу увидел, что обвинение составлено с ошибками. В тот день, когда, по сообщению прокуратуры, Пашковский заключил предполагаемый договор о взятке, его вообще не было в Эстонии. "Конечно, обвинение можно дополнить, — отмечает Муна. — Но это снова потребует времени, предполагает одобрение судьи, и я, как защитник, естественно, буду это оспаривать".

Препятствия возникли и с переводом. Правила Евросоюза предусматривают, что подсудимым переводят на родной язык все выступления и документы. Но в Эстонии тех, кто бы блестяще владел польским языком, днем с огнем не сыщешь. Недавно по ходатайству Муна от процесса был отстранен нанятый судом переводчик, так как он не справился с юридическими терминами.

Теперь прокуратура намерена передать дело Пашковского от эстонского суда его соотечественникам.

Но передача дела в Польшу совсем не простая задача.

Как полагала прокуратура, она нашла хитрый способ: к Пашковскому решили применить т.н. сокращение уголовного дела. Это процесс, когда в случае международных дел идет разделение, кого где отдать под суд.

Этот план провалился. Уголовные дела можно сокращать таким образом лишь до передачи в суд. А Пашковский с осени позапрошлого года пребывает в Эстонии под судом.

Затем был реализован вариант №2: т.н. передача дела. Прокуратура Гданьска сообщила, что подобный трансфер можно было бы организовать на основании ”Европейской конвенции о передаче уголовных расследований”. Но, по словам Элмера Муна, и здесь есть загвоздка: Эстония эту конвенцию ратифицировала, а Польша — нет.

И еще. Заключить сделку с поляками пыталась прокуратура, но сейчас дело уже в суде. Лишь суд может организовать подобные вещи. Судья Кристина Вялисте должна на первом заседании после вступительных речей решить, что делать с поляком — продолжится ли процесс здесь или его будут таскать по судам на родине.

При ведении судебного процесса в разных странах может возникнуть странная ситуация, когда в одной стране того, кто давал взятку, оправдают, а того, кто брал, в другой стране осудят. И что тогда?

По словам коллеги Муна, присяжного адвоката Эрки Кергандберга, в Польше сейчас идет как раз параллельное следствие. Невиданное чудо, следствие это началось весной 2018 года, то есть после того, как эстонская прокуратура начала доставать польских коллег. Согласно польскому расследованию, Пашковскому даже подозрения не предъявлено, не говоря уже об обвинении, потому что дело только в самом начале. "Круг лиц там колоссальный. Допрашивают даже сварщиков и слесарей. Но как они-то могут быть с этим связаны?" — усмехается Кергандберг над тем, что узнал от польских коллег.


КАК БЕГ С БАРЬЕРАМИ: По словам присяжного адвоката Эрки Кергандберга, выяснилось, что в порту установлен порядко уничтожения документов - ничего, что адвокаты запросили их в целях защиты.

Поляки получили из Эстонии 5214 страниц изначальных материалов, но их перевод с эстонского, английского, норвежского и китайского языков на польский еще на середине пути.

В Польше оказалось невозможным также подать в суд на судоверфь, потому что там нельзя наказать юридическое лицо.

Генерального директора судоверфи Анджея Войткевича освободили от всех подозрений, так как ни один материал следствия не отразил его связи со взятками.

Адвокат Айвар Пильв точно так же оказался в затруднении с гражданским иском. А именно, Tallinna Sadam заявляет, что получил огромный ущерб, так как паромы оказались дороже на сумму взяток. И ничего, что после заключения договора Кийля публично похвалили за то, что он сумел добиться более выгодного контракта, чем ожидалось.

И почему-то ни польская, ни турецкая судоверфи не включены в гражданский иск, который порт выдвинул против Кальюранда и Кийля. Ничего, что заводы гораздо более состоятельны, чем экс-руководители порта, и с них проще востребовать компенсацию.

Естественно, Пильв обратился к порту и спросил, во сколько же в итоге обошлись паромы. Ведь за опоздание порт получил от верфей штраф по договорам. А также платил за дополнительные работы. Был ли в этом случае сделан перерасчет и в части маклерской платы (взятки)? Порт ему такую информацию не предоставил.

Когда присяжный адвокат Вахур Кивистик (Hansalaw) попросил допуск к старым электронным письмам, то выяснилось, что архив мэйлов порта находится в Полиции безопасности.

Адвокат Айна Кальюранда Пауль Керес (Glikman Aliv LEVIN) удивлен, почему прокуратура упорно обвиняет того в получении взятки (более тяжкое преступление первой степени), хотя все суды от уездного до государственного сказали, что правильнее была бы взятка в частном секторе (более легкое преступление второй степени, не влекущее за собой столь обширной конфискации).


АЙН КАЛЬЮРАНД: по словам следователей, экс-руководитель Tallinna Sadam финансировал из полученной взятки еще и увлечение ралли сына своего знакомого.

Никто не верил, что начало судебных слушаний затянется так надолго. Обычно в таких случаях вину возлагают на адвокатов и подсудимых, но на этот раз даже поляк Пашковский всегда моментом был на месте. Однако уже самому суду потребовалось несколько месяцев, прежде чем понять, что изначально назначенная судья Юлия Верникова выходит на пенсию и не успеет довести дело до конца.

Если все продолжится в том же темпе, то скоро уже замаячит окончание периода разумного следствия, то есть у с таким грохотом начатого дела просто истечет срок действия.