Это интервью могло сорваться в самый последний момент. Мы уже проделали путь от Таллинна до хутора Хундисильма, зашли с фотографом на его территорию, поздоровались с хозяином. Но тут Эдгар увидел кофры с фототехникой и решительно заявил: ”Никакой съемки! Мы же договаривались. Иначе никакого интервью не будет!”. Да, нас предупредили, практически в последний момент, что записывать беседу на видео экс-лидер центристов не желает. Но свежие фотографии, свидетельства нашего пребывания на живописном хуторе, нужны! ”Нет!”, — был непреклонен Сависаар.

Что ж, нет так нет. Хорошо, что поговорить под запись, без фотосъемки, можно. Хозяин приглашает нас за стол в саду под раскидистым деревом, сам делает круг по дорожкам участка на своем электрокресле. На столе — клубника и вишня. ”Это сегодня ко мне приезжали Оля Иванова и Лаури Лааси, они привезли — угощайтесь”, — Сависаар говорит неспешно, в своей привычной манере. Выглядит слегка уставшим, предупреждает нас, что скоро ему в постель, так что давайте начинать.

Исамалийт рулит!

- Эдгар, в этом году исполнилось 30 лет со дня основания Народного фронта, которым Вы руководили. Следует ли сейчас Эстония тем принципам, которые тогда были заложены?

— Приведу такой пример. Недавно я смотрел одну телепередачу, где говорилось, что у нас половина населения — те, кто платят налоги, и другая половина — иждивенцы, получатели пособий и пенсий. И из тех, кто работает, порядка 100 тысяч свою зарплату получают тоже от государства. На мой взгляд, это означает, что уменьшается число тех, кто платят в госбюджет, и наоборот. С одной стороны, центристы сейчас у власти, но с другой это не центристы на самом деле управляют страной. Я считаю, что сейчас правительство проводит в жизнь полностью политику Исамаалийт. Так что можно сказать, что это не та политика, которую мы ждали. Но с другой стороны, я добавил бы, что в действительности это наше государство, мы этого добивались. Нельзя сказать, что это не наше государство. Другое дело, что и в то время уже у нас были те, кто мечтали что когда мы отделимся, то уйдем от Востока, но у нас будет независимое государство. И вторая группа, которая считала, что мы уйдем от Востока, и переходим на Запад. Я был там в первой группе. Так что для меня, конечно, это не то, что мы ожидали.

- Вы сказали, что правительство проводит политику Исамаалийта, хотя премьер-министр у нас из Центристской партии. Почему так?

- Ну так и есть.

- А как получилось так, что именно Isamaa ”рулит”?

— Isamaa рулит, потому что они агрессивные, более смелые, потому что у них есть Рейнсалу. Пока он там остается, пока он будет министром, точно так все будет, как и сейчас.

- А как бы Вы оценили работу Юри Ратаса на посту премьер-министра?

— Не знаю, я очень редко имею честь его видеть. Последний раз, когда он мне звонил, это было в феврале. Перед этим — где-то в прошлом году, так что я не в курсе этих дел.

О чем вы говорили, когда он звонил?

— Он поздравлял меня, я его тоже.

Он на данный момент лучший кандидат в премьер-министры?

— Это должны сказать избиратели. Я тоже избиратель, но у меня один голос.

- Возможно ли что правые партии объединятся и будет новая коалиция без центристов?

— Особо не верю. Потому что правые партии получили сейчас все, что они хотят. И центристы выполняют их цели.

А центристские цели не выполняются, как вы видите?

— Ну, это вы должны оценивать.

- Как вы относитесь к новым движениям ”Эстония 200” и Riigireformi SA?

— Это чисто предвыборные инициативы. У нас перед выборами всегда были такие попытки.

А что-нибудь хорошее из этого может получиться?

— Посмотрим через год. Вы знаете, я не умею заглядывать в будущее и не хочу быть гадалкой.

Здоров. По сравнению с клиентами врачей-патологов

- Вы сами в следующем году на выборы пойдете?

— Прежде всего, я думаю, я должен заниматься вопросами своего здоровья.

А как вы сейчас его оцениваете?

— У меня сделано 2 медэкспертизы, как вы знаете. Правда, жаль, что среди экспертов были, в основном, патологи, которые обычно занимаются теми, кто уже не живой. Вот они считают, что я здоровый человек. Но, может быть, они правы, ведь они оценивают, как правило,уже тех, кто на другом свете.

То есть по сравнению с их привычными клиентами, вы — нормальный?

— Я и так нормальный, вопрос лишь в том, здоров ли я.

- Появилась информация, что состояние здоровья позволяет вам участвовать в судебном процессе.

— Суд никакого решения по этому поводу не принял.

Как вы сами чувствуете, вы готовы к нему?

— Я уже почти 6 лет в этом участвую, и считаю его политическим процессом. Так я его оцениваю.

Вы, наверное, считаете себя невиновным?

— Разумеется. Mitte „navernoje”, а точно — я это несколько раз высказал. Сейчас в этом процессе я пока не вижу каких-то обвинений против себя. Было сколько заседаний уже? Я не видел, чтобы там были обвинения против меня.

Сависаар отпивает глоток воды со льдом из большого хрустального фужера. Видно, что он устает, может быть, не вполне хорошо себя чувствует. Хотя регулярное упоминание того, что человек он больной порой выглядит уже привычным ходом, способом уйти от ответа на неудобный вопрос. Периодически Эдгар делает небольшие паузы, переводит дух, смотрит куда-то вдаль. Потом поворачивает голову, проницательно смотрит на меня одним глазом (второй прищурен — солнце). Непростой собеседник, конечно.

- Перейдем к Таллинну. Когда Вы были мэром, то вас обвиняли в коррупции. Но сейчас вас в мэрии нет, а коррупционные случаи все равно есть.

— Я не в курсе этих дел и ничего не могу вам ответить.

Вы вообще не следили за последними делами?

— Нет. Я больной человек, без одной ноги. Я получил только что специальную карточку, подтверждающую, что действительно у меня нет ноги. Это заняло у них почти три месяца, чтобы сделать такую карточку… Так что для меня сейчас важны другие, неполитические вещи, чем я и занимаюсь.

А Тави Аас Вам звонит или приезжает к вам?

— Я думаю, что в течение последнего года этого не было. А почему он должен это делать?

Вы же его когда-то давным-давно нашли, привели в мэрию, сделали вице-мэром…

— Ну он тоже сильно изменился. -

- Вы не чувствуете себя оставленным ваши соратниками?

— Почему? Я же вам рассказывал перед интервью, что сегодня у меня были Ольга Иванова и Лаури Лаази, вчера приезжала Марика Туус-Лауль, каждый день люди приходят.

Есть кто-то, кого вы хотели бы видеть, но он или она не приходит?

— Нет. Это каждый сам должен решать, куда ему угодно пойти.

- Эдгар, вы сказали, что политикой сейчас не занимаетесь, но вы же депутат городского собрания, стараетесь бывать на заседаниях?

— Довольно редко. К сожалению, я довольно больной, и… По-моему, я был 15 минут один раз, и 20 минут второй раз, и больше не был.

У Вас есть своя позиция, кого вы поддерживаете сейчас в горсобрании?

— Это зависит от конкретных вопросов.

Может так получиться, что, предположим, оппозиция придет к вам, и попросит проголосовать за вотум недоверия Таави Аасу, скажем?

— Это не тот вопрос, на который я могу вам ответить.

А попытки такие были? К вам обращались с такими предложениями?

— Ко мне всегда обращаются. Но это не значит, что… Мы в одном горсобрании и понятно, что люди говорят со мной, а я с ними…

- А Яна Тоом давно к вам заглядывала?

— Эмм, по-моему летом прошлого года… А я не удивляюсь этому.

Почему?

— Я ее хорошо знаю.

”Не считаю себя политиком!”

Центристы раньше ориентировались на русскоязычного избирателя, проводили соответствующую политику. Это продолжится в будущем?

— Правильно. Но центристская партия очень изменилась за последнее время. По крайней мере, руководство этой партией.

— Вам грустно смотреть на то, что происходит сейчас с вашим детищем, центристской партией?

— Каждый делает свой выбор.

То есть, вы уже философски к этому относитесь?

— Да. Я сейчас в прямом смысле не политик, и вообще думаю, что никогда не был политиком. По-моему политики не всегда такие честные люди. Я постарался… У меня была своя миссия, понимаете, как у многих, которые начали тогда заниматься этим делом. Но это не значит, что мы были политиками. После того, как Эстония стала независимой, было три группы людей: одна группа, которая ушла из политики, (Энн) Пыльдроос, (Хейнц) Валк, и другие. Вторая группа — люди, которые стали настоящими политиками — как Лауристин, и некоторые другие. И третья группа — это как я, которые ни здесь, ни там.

Я могу вот что еще добавить. На следующих выборах многое зависит от того, как будет решаться вопрос Рэйл Балтик, как будет решаться вопрос целлюлозного завода в Южной Эстонии. По-моему, сейчас они хотят делать вид, что этим не занимаются, но после выборов опять будут этим заниматься. От этого много будет зависеть. Еще, конечно, то, как себя будут вести те политики, которые вроде бы занимаются ”русскими вопросами”. Да, я когда-то дал за особые заслуги этой девушке, как её?…

- Яна Тоом.

— Яне Тоом дал за особые заслуги гражданство Эстонии. Я не жалею об этом. Она в то время была журналисткой и, по-моему, неплохой. (вздыхает).

Значит, все-таки за политикой вы не следите совсем?

— Я не слежу. Я больной человек, и не думаю, что смог бы что-то сделать в политике.

- Может быть, вы хотели бы обратиться к эстонскому народу с какими-то словами, мы передадим их посредством нашего портала.

— Нет. Спасибо, я благодарен за это. Но мне нечего сейчас сказать… (пауза).

- Ну что ж, спасибо, Эдгар, что нашли время, чтобы встретиться с нами
.

— Благодарю вас тоже.

Все. На этом наша беседа закончилась. Чувствовалось, что примерно в середине ее мой собеседник внутренне закрылся, разговор перестал быть таким доверительным и открытым, как поначалу. Эти опасения подтвердились, когда Эдгар после того, как мы отключили аппаратуру, при нас поделился своими подозрениями о наших ”истинных” намерениях со своей помощницей Еленой Вальме: ”Да, Лена, Delfi на самом-то деле хотел выяснить, насколько я здоров и позволяет ли мне здоровье участвовать в суде”.

Но нет, Эдгар, совсем нет. Нам, как и нашим читателям, просто хотелось знать, что думает по поводу нынешней ситуации в стране столь опытный человек как вы. Ведь, в некотором смысле эстонское государство вновь, как и более 27 лет тому назад, оказалось на перепутье. Общество по-прежнему поляризовано, политики все так же используют те же приемы для того, чтобы остаться у власти. И все больше тех, кто хочет изменить существующий порядок вещей и ход дел… Но увы, по-настоящему разговорить опытнейшего политика (хотя, как выяснилось, он себя таковым и не считает) мне не удалось. Думаю, что вряд ли это вообще у кого-либо сейчас получилось бы — настолько осторожным в словах и недоверчивым выглядел Эдгар. В любом случае — спасибо!

Мы попрощались, и с оператором направились к воротам. Где-то в лесу через дорогу отчетливо послышался громкий зов кукушки, хотя вроде бы для середины жаркого дня это и не совсем типично. Но знак получился весьма символический, согласитесь. Начал считать, не успел с начала, в итоге вышло 16. ”Как-то немного…”, — подумалось. Но потом вспомнил, что не я один слышу сейчас это ”ку-ку”.

Что ж, дай Вам бог здоровья и сил, Эдгар Сависаар! Они Вам наверняка понадобятся. И с днем рождения!

Закладка
Поделиться
Комментарии