Редактор ”Учительской газеты” Сирье Пярисмаа пишет о том, что стену актового зала Конгутаской школы уже 17 лет украшает ”Торжественный ковёр”, сплетённый Кристи Кютть, ученицей знаменитой эстонской художницы по текстилю Ану Рауд. Каждой осенью первоклашкам рассказывают, что этот подарок был преподнесён школе тогдашним президентом страны Леннартом Мери за присвоение той титула самого прекрасного учебного заведения в Эстонии. Из уст в уста годами передаётся также легенда о том, как славящийся своей непунктуальностью президент, спешивший на очередную встречу, припозднился с визитом в Конгутаскую школу, быстро передал подарок детям и умчался, проигнорировав все подготовленные ими выступления.

Традиция присвоения титула ”Самая красивая школа Эстонии” была прервана в 2008 году из-за прекращения государственного финансирования. В те годы за лучшие ученические проекты в сфере охраны природы и благоустройства пришкольных территории было принято вручать солидную денежную премию и дарить ковёр ручной работы.

”Признание на государственном уровне является лакмусовой бумагой для владельца школы, чтобы он знал — она наполнена содержанием на достойном уровне, — считает директор Конгутаской школы Лийна Тамм. — Когда же школу замечают, а работу коллектива достойно оценивают, то это и является ориентиром и знаком качества”.

По словам Тамм, иногда приходит неожиданное сообщение о том, что школа стала лауреатом какого-то конкурса. К примеру, Целевой фонд образовательных технологий (HITSA) ежегодно премирует дигитально активные школы.

”HITSA поступает очень мудро, отмечая школы на трёх уровнях, — полагает Лийна Тамм. — При награждении кто-то всегда остается без приза и начинает завидовать, однако на этот раз радость испытывали все. Бронзовый призёр понимал, что у него есть ещё пространство для развития и получения серебра. Получить же сразу золотую медаль невозможно — сначала выполняешь определённые требования и только потом продвигаешься на шаг вперёд”.

Глядя на ”витрину тщеславия” своей школы, то есть выставленные в медиаклассе всевозможные грамоты и кубки, Тамм делит все призы на две категории. Ради получения одних школа сама должна оформлять заявки, другие же являются приятной неожиданностью.
”Эстонцы чересчур скромны и, как правило, сами не выставляют свои кандидатуры на конкурс — за них это делает кто-то другой, — поясняет Тамм. — Написание же заявки требует владения пером, и если директор в эпистолярном жанре не слишком силён, то хороший учитель признания не дождётся. Нам всем нравится похвала, однако не стоит завидовать, когда подчас нам не хватает одобрения. Я и детей приучаю не завидовать, а подумать, что они сами не доделали”.

По словам директора Пюхаярвеской школы Мийи Палласте, объём проделываемой в школах работы не сопоставим с публичным признанием их достижений, которые не всегда замечаются.

”Хорошо, конечно, когда школа привлечена к какой-то деятельности, это замечают и признают, — считает Паллас. — Если кто-то находит, что мы что-то хорошо сделали, это окрыляет, однако иногда столько сил тратится на написание проекта, но за этим ничего не следует”.

По мнению Мерике Касте, директора тартуской гимназии им. Кристьяна Яака Петерсона, признание помогает каждой школе найти свою нишу. ”Для присвоения титулов и получения знаков отличия в основном приходится самим заниматься анализом и составлением заявок, что в порядке вещей, — констатирует она. — Нужно просто собраться и сделать это”.
Пыльтсамааская общая гимназия получила от Целевого фонда образовательных технологий (HITSA) золотой диск и титул дигитально активной школы. Витрина призов учебного заведения уже давно заставлена, а по словам его директора Аймара Арула, ученики весьма неравнодушны к знакам отличия.

”Иногда же признание имеет обратную сторону — когда в школе выходит из строя какой-то компьютер, то дети осознают, что школа, конечно, чудесная, однако техника не работает”, — иронизирует глава одного из самых в инфотехнологическом смысле продвинутых учебных заведений Эстонии.

По словам главы коммуникационного отдела Эстонского союза ученических представительств Керта Каська, к выбору школы нужно относиться критично. ”К примеру, титул ”свободная от насилия школа” может не соответствовать на 100% действительности, — полагает он. — Призы и признание являются хорошими ориентирами во время учёбы и при планировании карьеры, однако при этом не должно возникать лагерей, когда ”хорошим” школам достаются титулы, а ”плохие” остаются в тени”.

Отношение к грамотам директора тартуской школы Раатузе Тоомаса Кинка оказалось резче всего. ”И всё-таки это проявление некоего тщеславия — называю их почётным картонным баблом имени Яана Татика, — язвит он. — Похвала — вещь замечательная, однако самовосхваление попахивает плесенью. Для некоторых важно быть каждой бочке затычкой. На большинство конкурсов можно самому отправить заявку, отметив свои сильные стороны, однако нельзя же президенту самого себя представлять к наградам!”.