Карл Келло пишет на страницах ”Учительской газеты”, что в других европейских странах никому и в голову не придет мысль об отборе учеников в начальных классах, не говоря уже о селекции среди дошкольников. Например, в России и Латвии подобная избирательность законодательно запрещена, однако нашу школьную систему принято называть ”воспроизводством элитных семей”. Школы выбирают детей и родителей, а не наоборот. Расслоение по уровню образования продолжает увеличиваться. Вопрос элитарности той или иной школы — как правило, проблема жителей Таллинна, однако именно в столице проживает большая часть населения страны.

”Чем тверже уверенность, будто избранные школы являются рассадником элиты Эстонии, тем настойчивее родители пытаются определить в них своих отпрысков, — пишет Келло. — Инвестиции в ребенка многократно окупятся в будущем, причем не только финансово — выбору ”правильной школы” автоматически сопутствует приобретение нужных связей”.

Сто лет назад, задолго до восстановления Эстонией своей независимости, было наоборот принято считать, что образование должно быть в полной мере доступным для всех детей.

В 2015 году Трийн Лаури, продолжает автор статьи, защитила в Таллиннском университете диссертацию на тему ”Доминирование принципа выбора школы — от рыночной логики до конфигураций, ограничивающих неравенство в сфере образования”. Исследование выявило тот факт, что в Таллинне более половины семей пытается отдать своих потомков именно в те популярные школы в центре столицы, в которых осуществляется отбор. Это означает, что каждый второй ребенок не хочет идти в школу по месту жительства. Таким образом, в немногочисленных школах учатся подготовленные и мотивированные дети, учителями которых становятся лучшие педагогические кадры. Подобная концентрация предпочтений возможна, в свою очередь, только за счет других школ и детей.

По мнению Трийн Лаури, избирательность столь большого количества семей наглядно демонстрирует как наличие у них амбиций, так и отсутствие доверия к обычной школьной системе. Причем правящая элита и лидеры общественного мнения, источающие комплименты в адрес школьной системы Эстонии, как правило, отдают своих чад именно в частные или элитные школы не по месту жительства. Перед этим они натаскивают своих детей в элитных же дошкольных учреждениях, пройдя с ними предварительный ”кастинг”. Ссылаясь на результаты исследования, Лаури констатирует неоспоримый факт — в лучшие заведения отбирают детей из более образованных, культурных и финансово благополучных семей. ”При таком раскладе школа скорее разделяет, нежели объединяет, — полагает доктор наук. — А потом мы недоумеваем, почему общество разобщено”.

Не являясь ярой противницей отбора лучших из лучших, Трийн Лаури допускает селекцию на определенных этапах получения образования, но не в дошкольных учреждениях. Как отрегулировать механизм приема учеников в школы таким образом, чтобы отбирались именно перспективные ученики, а не перспективные родители? Кто кого должен выбирать — школа ребенка или ребенок школу?

По мнению исследователя, в ходе эволюционного развития нужно постепенно прийти к пониманию того, что тестировать детей можно будет только тогда, когда выявятся их истинные интересы и способности — то есть не раньше гимназической ступени. Если же предоставить всем свободу выбора, то этому будет автоматически сопутствовать рост неравенства.

Когда Трийн Лаури знакомила с результатами исследования своих американских коллег, те с недоумением уточняли, против чего в Эстонии борются: ”У вас проблема, будто семьи инвестируют в своих детей слишком много — но это ведь хорошо! Проблема — это когда семьи не занимаются своими детьми”.

Напоследок ”Учительская газета” приводит любопытную цитату из данного в 2015 году газете ”Sirp” интервью Керсти Кальюлайд, занимавшей в то время пост члена Европейской контрольной палаты: ”Мне было бы приятно осознавать, что государство предлагает одинаковое образование в каждой основной школе и что родителям не нужно бороться ради того, чтобы ребенок мог ходить в ”более хорошую” школу, однако абсолютного равенства все-таки нет. Репутация некоторых школ всегда будет лучше, и родители попытаются определить в них своих детей при помощи все той же манипуляции с пропиской. Если каким-то образом разрушить нынешний принцип ”элитности” школ, пройдет пару десятилетий, прежде чем родители успокоятся и восстановится вера в то, что одна школа не является лучше другой”.