Для ознакомления с резюме насчитывающей 460 страниц юридической оценки были приглашены все, кто состоял в совете Eesti Energia с 2009 года, а также тогдашнее правление во главе с председателем Сандором Лийве, которым даже пришлось подписать бумаги о неразглашении содержащейся в бумагах информации.

Дезинформация, сокрытие и прочее

Изданию удалось заполучить это документы. Они показывают неосновательность и спешку еще на стадии предварительного проекта и начальной фазы строительства завода. Лийве говорил, что в случае с первым в своем роде в мире заводом и инновациями проблемы с запуском и удорожание проекта — естественное явление. Бюро же считает, что конечную стоимость можно было рассчитать более тщательно, а не с ”точностью +/–30%”. Так, если в 2009 году правление говорило совету о конечной стоимости в 184 млн евро, то к 2013 году расходы увеличились до 230 млн евро, а к 2017 — до 270 млн евро.

Наряду с этим оценочная производительность проекта уже к 2013 году снизилась с обещанных вначале 21,7% до 11,8%. Получается, что правление, говоря о большой производительности, сознательно умалчивало о таких больших расходах, как колебание цен на нефть и риски запуска новой технологии.

В документе подчеркивается, что существенно возросшую стоимость нельзя рассматривать как перерасход, так как бюджет изначально был составлен крайне неудовлетворительно и не принимал во внимание многие аспекты. Иными словами: не стоимость строительства выросла в процессе, а она изначально была занижена. В отчете это политкорректно дефинируется как ”приукрашивание информации”. Так, в качестве стоимости паровой турбины указывается 11 млн евро, но не учитывается стоимость возведения подсобной постройки и ее соединение с заводом, в связи с чем конечная стоимость связанных с турбиной расходов увеличилась на 13,3 млн евро: окружающая ее инфраструктура обошлась дороже, чем само устройство.

Из правовой оценки следует, что правление Eesti Energia как при принятии решения об инвестициях, так и при ходатайствовании согласия совета нарушило ”обязанность прилежания”. Согласно коммерческому кодексу, требование члену правления можно предъявить в течение пяти лет. Таким образом, срок давности в данном случае истек еще в 2014 году.

Согласно оценке бюро, дезинформация совета продолжалась и при утверждении дополнительного бюджета.

Взятка или нет?

Также в документе рассматривается ситуация, которую можно трактовать как предложение взятки. Так, Eesti Energia предложила выплачивать волости Вайвара по 5 центов с каждого произведенного барреля сланцевого масла и 10 центов с запуска производства дизельного топлива. Подчеркивалось, что это будет делаться добровольно, но при условии получения всех необходимых для расширения завода разрешений. Из интервью адвокатов с причастными лицам следует, что подобная практика достаточно распространена, поэтому авторы анализа настойчиво рекомендуют Eesti Energia исследовать ее правомерность.

В правовой оценке отмечается, что более тщательная предварительная работа могла спасти концерн от дальнейших проблем. Большую роль сыграло и то, что заключенный со строителем договор был невыгодным для Eesti Energia с точки зрения требований по срокам строительства и гарантии.

Невозможно развивать, не рискуя

”Поскольку мною подписано соглашение о конфиденциальности, то я нахожусь в ситуации, когда не могу прокомментировать данное мнение”, — сказал бывший председатель правления Eesti Energia Сандор Лийве.

”Единственное, что я могу сказать, так это то, что Enefit280 — это проект по развитию технологии, в случае с которым увеличение стоимости инвестиций и временных затрат является не чем-то из ряда вон выходящим, а, скорее, правилом. Также я уже полтора года пытаюсь выяснить, почему в качестве нынешней стоимости завода называется сумма в 270 млн евро, но ответа не получаю”.

”То, что Enefit280 — это проект по развитию технологий, знали все стороны, участвовавшие в принятии решений. Мы даже специально в целях развития технологии основали совместное предприятие Enefit Outotec Technology. Я всегда делился со всеми причастными к принятию решения всей информацией, которой на тот момент располагал”, — заверил Лийве.

”Невозможно развивать что-то, если не принимать смелых решений. Я искренне переживаю, способен ли сейчас вообще в Eesti Energia кто-либо на принятие решений и правда ли, что предприятие одолел микроменеджмент и тотальное недоверие”, — подытожил он.

Закладка
Поделиться
Комментарии