В решающем матче после первого тайма вы проигрывали ”Нымме Калью” 0:1, что отдаляло вас от золотых медалей. Что тренер говорил в раздевалке в перерыве, что вы потом вышли и выграли 2:1? Кричал матом или, наоборот, подбадривал?

Единственное, он сказал, что нужно добавить немного эмоций в игре. Скажем, первые 15–20 минут первого тайма вышли немножко сонные, поэтому игра не пошла и гол пропустили. А во втором тайме добавили немножко настроения, эмоций и заряженности на борьбу, это и принесло результат.

Сами хотели бы стать тренером?

Наверное, да. Все-таки хочется остаться в футболе после завершения карьеры. По крайней мере, я не уверен, что у меня получится, но хочу попробовать тренировать взрослую команду лет 18, потому что с детьми, как мне кажется, очень трудно.

Занимались ли вы еще каким-либо видом спорта, кроме футбола?

Так, чтобы долго, нет. Был период в классе пятом или шестом я ходил немного на дзюдо и все. Основное направление был футбол. Я им занимаюсь с шести лет.

Чувствуете ли вы себя особенным футболистом для Эстонии?

Нет, особенным, наверное, не чувствую.

Как вы относитесь к тому, что вас часто сравнивают с бразильским футболистом Роберто Карлосом?

Это уже давно пошло, потому что у нас схожие позиции и физические данные приблизительно одинаковые. А так, что тут сравнивать? Человек играл на высшем уровне 15 лет, на самом высоком уровне выиграл все, что можно на этой планете. Я к сравнению отношусь спокойно и, может, даже где-то с иронией, потому что понимаю, что это лишь в рамках нашей маленькой футбольной страны.

Это правда, что футболистам нельзя больше нигде работать?

Профессиональным — да. Если узнают, будет штраф. Придется выбирать — или ты на одной работе будешь, или на другой.

Сколько получает футболист вашего уровня в Эстонии?

Это конфиденциальная информация. Я вам цифры не назову.

Как часто проходят тренировки?

Каждый день по полтора часа.

Бывает так, что идти на тренировку не хочется, но надо?

Ну, это чаще всего на сборах, когда тренировки тяжелые и проходят два-три раза в день.

В каком футбольном клубе мечтаете сыграть?

Мне симпатизирует ”Боруссия” (Дортмунд). Но это трудно назвать мечтой, потому что мне уже все-таки 32 года, а не 21. В принципе, мечта, которая у меня была в 18 лет, когда я болел за московский ”Локомотив”, сбылась — в 21 год я там оказался. Другое дело, как сложилась судьба дальше, но на тот момент мечта была исполнена.

Отличаются чем-нибудь тренировки в Москве и тут?

Кардинально. Отличаются всем — профессионализмом, подходом и темпом тренировки, качеством. В Москве все это намного лучше, чем у нас.

Против какой команды вы хотели бы сыграть? Почему?

Против сборной Аргентины, потому что против Лионеля Месси еще мне не удавалось играть.

Что нужно сделать, чтобы эстонский футбол вышел на новый уровень?

Наверное, многое упирается в финансовую составляющую, в инфраструктуру, а также в человеческий ресурс. Чем больше народа, тем, соответственно, проще выбрать из этого количества более талантливых детей и т. д. Еще нужно с самых низов начинать детей учить играть в футбол и делать это правильно. То есть должна быть система. У нас такая система есть, но не во всех командах. Сейчас довольно много соблазнов у детей. Появились айфоны, айпады, все это в такой шаговой доступности, что отдаляет от спорта. Дети не фанатично преданы игре. Вот это ставит немного под сомнение то, что у нас футбол будет развиваться. Хотя в этом направлении очень много делается со стороны руководителей нашего футбола, поэтому я думаю, что развиваться мы будем.

А как вы оцениваете российскую сборную по футболу?

Скажем так, сейчас это не та команда, которая выигрывала бронзовые медали чемпионата Европы в 2008 году. Та команда — это отголоски советской школы, советской системы футбольного образования, и это дало какой-то результат. Сейчас происходит смена поколений, подготовка к чемпионату 2018 года, и недавнее поражение от Катара в товарищеском матче — это не то, чего ждут от сборной России. Это даже не та команда, с которой мне приходилось играть. Она слабее той, что была.

Говорят, российских футболистов испортили деньги.

Отчасти да. Но футболистов напрямую тут винить не стоит. Кто больше виноват — тот, кто получает такие деньги, или тот, кто их платит?

Смотрите ли вы футбол по телевизору, сидя на диване и попивая пиво?

Футбол смотрю, но без пива. Позволяю себе выпить только после соревнований, и то что-нибудь слабоалкогольное.

Какая у вас мечта?

Чтобы не было войны.