Адам Мусиев по национальности ингуш, но можно сказать, что и чеченец. ”Большой разницы нет, по сути один народ”, — говорит он.

Начиная с 2010 года Мусиев с переменным успехом живет в Эстонии. Последние семь месяцев он находится в Харкуском центре задержания и ожидает депортации в Россию.
SUNNIVIISILINE KODU: Viimased seitse kuud on ta istunud Harku kinnipidamiskeskuses ja ooda­nud väljasaatmist Venemaale.

Не захотел работать на КаПо

”Меня высылают, потому что я отказался стать агентом КаПо, который докладывал бы им о том, что происходит в Эстонском исламском центре”, — говорит мужчина.

Мусиев приехал в Эстонию в 2010 году вместе с женой и маленьким ребенком. Все было легально, у него была виза, но надолго он тут не остался, а отправился в Финляндию и ходатайствовал об убежище. Там у него родился еще один ребенок, но, согласно законам ЕС, предоставлением убежища должна заниматься та страна, через которую человек проник в ЕС, поэтому мужчину вместе с пополнившейся семьей выслали обратно в Эстонию. Тут ему было предоставлено убежище и вид на жительство.

Жизнь беженцев нелегка: языка они не знали, местных обычаев тоже, денег особо не было, жили где придется. Перебивались случайными заработками Мусиева, например, в качестве таксиста. По его словам, он несколько раз ходатайствовал о предоставлении социального пособия и жилья, но ему всегда отвечали, что Эстония — бедная страна и помочь ничем не может.

”Я просил хотя бы в Кохтла-Ярве, там можно получить бесплатно, надо оплачивать лишь счета”, — рассказывает мужчина.

Тем временем в семье родился третий ребенок. Наконец, они получили съемную квартиру, а в 2014 году мужчине продлили вид на жительство. Казалось, жизнь налаживается. Но не тут-то было.

”Меня пригласили на Тоомпуйестеэ, в генштаб КаПо. Я бы сказал, это был, так сказать, ознакомительный визит, — вспоминает мужчина. — У меня спрашивали, как у меня дела, чем я занимаюсь”.

Через полтора месяца Мусиева вновь вызвали в КаПо. На этот раз разговор был более конкретным. По его словам, ему по сути предложили на них работать и доносить о том, что происходит в находящемся около Таллиннского аэропорта Эстонском центре исламской культуры.

”Кораном это запрещено, просто недопустимо. Я ответил, что не могу этого сделать, — вспоминает Мусиев. — На это мне ответили, что, если я не хочу помогать Эстонии, то они посмотрят, что станет дальше”.

Просишь убежища — не езди обратно

Несколько недель спустя мужчина получил письмо от Департамента гражданства и миграции. Когда он пришел на место, ему рассказали, что по запросу КаПо выяснилось, что он один раз пересекал границу между Латвией и Белоруссией и два раза был в России. Речь идет о тяжком нарушении, так как, когда твоя жизнь находится в опасности и ты просишь убежища, то обратно ты добровольно возвращаться не будешь. Кроме того, когда Мусиев продлевал вид на жительство, то не сообщил чиновникам о своих поездках в Россию. Это тоже является серьезным нарушением.

”У отца случился инсульт, и мать была больна, поэтому я и поехал. Я был там всего неделю или две”, — объясняет свое поведение мужчина.

Далее следуют несколько месяцев тишины, после которых департамент вновь вызвал Мусивева и сообщил, что, по оценке КаПо, он представляет опасность для безопасности государства. По какой причине — это государственная тайна, но его придется выслать из страны.

30 марта Мусиева вместе с женой в очередной раз пригласили в департамент и сообщили, что их вид на жительство аннулирован. Документы у них забрали, а мужчину отправили в Харкуский центр задержания. Оставшаяся на свободе женщина взяла в охапку детей и отправилась в Финляндию, где родила Мусиеву четвертого ребенка и подала ходатайство об убежище.

Странные связи

Сейчас мужчина находится в Харку и через суд пытается оспорить решение о своей депортации. Женщину и детей выслали обратно в Эстонию и они находятся в Вяоском центре для беженцев.

”В распоряжении суда имеется один документ из КаПо, который говорит о том, что Мусиев представляет угрозу для безопасности Эстонии. Я этот документ не читала, так как у меня нет разрешения на ознакомление с содержащими государственную тайну документами. Но я говорила с судьей, который читал этот документ. И, по его словам, сомнений в том, что Мусиев представляет угрозу безопасности страны, быть не может”, — сказала адвокат Мусиева Мари Мяннико.
ALATI KOHAL: Khalilovi ja Manko protsessil alati kohal viibinud Adam Musiev istus vahel üksi, vahel imaam Ildar Muhamedšini kõrval.

Суд первой инстанции постановил, что речь, действительно, идет об угрозе безопасности. Несмотря на то, что имя мужчины общественности неизвестно, фотографии с его изображением можно найти, наверное, в каждом издании. Так, в ходе длительных судебных разбирательств обвиненных в терроризме Рамиля Халилова и Романа Манко журналистами было сделано огромное количество снимков, на которых видно, что в зале суда каждый раз присутствовал и Адам Мусиев.

Некоторые источники подтвердили, что Халилов и Мусиев являются хорошими друзьями. По некоторым данным, еще более близкие отношения связывают Мусиева и Ивана Сазанакова, который летом 2013 года отправился в Сирию в качестве боевика ИГИЛ.