В Таллинне, на улице Кеэвизе возле аэропорта, находится Исламский культурный центр, который иногда называют мечетью, но который по сути таковым не является: здание открыто не круглосуточно, а намаз совершают реже необходимых пяти раз в день. Само здание выглядит ветхо, да и его техническое состояние оставляет желать лучшего.

Государство бдит, а не препятствует

Часть проживающих в Эстонии мусульман считают, что государство препятствует их развитию (в том числе и планам на возведение мечети). Действительно, КаПо наблюдает за их действиями, прежде всего, с целью выявления связей с радикалами и источников финансирования местной общины. В последнем ежегоднике КаПо, например, имеется запись: ”В 2015 году в Тарту была попытка восстановить молельную комнату. К сожалению, выяснилось, что инициатива и частичное финансирование исходили из-за рубежа”.

Опыт Западной Европы показывает, что зачастую деньги, влияние и радикальные взгляды идут рука об руку.

”Не думаю, что государство как-то препятствует этому (возведению молельной комнаты в Тарту). Скорее, дело в нехватке средств”, — говорит студент из Вырумаа Рауно Руус, который изучает в Мединском университете исламское право.

Нынешние руководители исламского центра в Таллинне тоже считают, что государство препоны не чинит, а мечты о новой шикарной мечети разрушились из-за разногласий внутри самой общины.

Так как долгое время у местных мусульман не было места для сборов и молитвы, был основан центр на Кеэвизе. Поскольку денег у них нет, руку помощи протянули братья по вере из-за рубежа: здание для местной общины приобрел Омар Абдуллах Альшатри из Саудовской Аравии. По данным КаПо, он представляет организацию, поддерживающую строительство в Европе мечетей, разделяющих идеи фундаментального ислама (что именно подразумевается под этим определением, остается неясным).

Междоусобные войны

Если государство интересует финансирование и возможные связи с радикальными исламистами, то местные мусульмане в последние годы занимались все больше внутренними разборками. Община разделилась на два условных лагеря: первый, наиболее многочисленный, состоит из проживающих в Эстонии татар во главе с имамом и муфтием Ильдаром Мухамедшином; второй, не такой многочисленный, но более активный, состоит из конвертитов (принявших ислам эстонцев) и местных арабов.

Долгое время Исламский центр культуры возглавляли татары, но владельцу здания надоели постоянные проблемы с налоговой, несданные отчеты, нецелевое использование средств и он передал бразды правления новичкам — основанному в прошлом году целевому учреждению Eesti Islami Keskus.

Татары почувствовали себя лишними и вновь подняли вопрос о строительстве в Таллинне мечети. Полтора месяца назад Мухамедшин направил Министерству внутренних дел Эстонии жалобу относительно того, что у них отобрали мечеть и им необходимо новое место.

Его противники в свою очередь попросили министерство предоставить справку о том, что Мухамедшин не является муфтием. Титулы ”имам” и ”муфтий” в контексте Эстонии носят условный характер, и государство, естественно, ими не наделяет. Официальное подтверждение того, что Мухамедшин не является муфтием, усложнит для него поиск источников финансирования.

По данным Eesti Ekspress, Мухамедшин, действительно, ездит по миру и ищет средства на строительство в Таллинне мечети. Например, в прошлом и позапрошлом году он побывал в Турции, где говорил о сумме в 280 000 евро. Несколько месяцев назад турецкие чиновники нанесли ответный визит. Им показали два места, где можно было бы построить мечеть: в Маарду и в Кадриорге. Первое место не понравилось из-за удаленности, второе — из-за цены в 1 млн евро.

С самим Мухамедшином изданию связаться не удалось.
Беспокойные сообщения из Западной Европы заставляют эстонских политиков быть более осторожными и приводят их мысли, что в Таллинне вообще нет необходимости строить мечеть. Полиция безопасности следит за финансированием более тщательно. Поговаривают об учащении радикальных идей, но примеров пока мало.