”Идем”, — говорит живущий в Хельсинки строитель и руководитель ”Солдат Одина” в Эстонии Индрек Ольм, и патруль выдвигается. Из 15 членов патруля семеро — эстонцы. Финский главарь ”одинцев” закрывает свое лицо банданой и не желает называть своего имени. По его словам, полиция была предупреждена о вечернем патруле.

Шествие сопровождают удивленные улыбки прохожих. Часть идущих на встречу людей сходит с тротуара на дорогу, чтобы обойти патруль. Одна женщина и вовсе переходит на другую сторону дороги. Играющие во дворе дети кричат ”одинцам”: ”Почему вас так много? Вы что, русские? Вы банда байкеров?”.

Издали патруль заметила группа темнокожих молодых людей, скорее всего, детей иммигрантов, которые тут же переходят дорогу. Когда обе группы поравнялись, по дороге проехала полицейская машина. Молодежь косится на ”одинцев” и идет дальше. ”Поведение таких компаний молодежи как раз и представляет из себя угрозу. Они нас видели. Если хотя бы один из них задумается, прежде чем сделать что-нибудь скверное, то мы уже чего-то добились”, — говорит Ольм.

В одном из кафе патруль делает перерыв, чтобы перекурить и выпить кофе. Компания сомалийцев в кафе смотрит на патруль ”одинцев” с серьезными лицами. ”Это плохая задумка. Расизм — идея 20 века, а сейчас 2016 год. Все люди равны”, — говорит журналисту один из них.

”Черный может сказать ”горжусь, что я черный”, а азиат — ”горжусь, что я азиат”. Я же не могу сказать ”горжусь, что я белый”. В чем здесь равноправие?”, — возмущается Ольм. В подразделение ”Солдат Одина” в Хельсинки входит 70 человек, из которых около десятка — эстонцы. Даже маршрут для патруля составляет по наводкам из социальных сетей официантка Лаура, переехавшая в Финляндию 25 лет назад из Эстонии.

Участники патруля в основном переехали в Хельсинки 6-10 лет назад. Большинство из них не скрывают своего имени, говорят обо всем открыто и верят, что улучшают безопасность на улицах Хельсинки. Некоторые рассказывают о знакомых девушках, которые стали жертвами уличного насилия со стороны иммигрантов.

Что же отличает патрулирующих Хельсинки эстонцев от других иммигрантов, от которых они защищают людей? ”Я работаю и плачу налоги. Я не создаю конфликты”, — говорит строитель Валмо Муст. ”Мы не бьем. Просто скручиваем им руки и звоним в полицию. Мы как полицейские без оружия”, — заявляет он.

Продлившийся пару часов патруль улиц заканчивается без происшествий. Все это время за ”одинцами” следила машина полиции. Другой строитель Калле Кентманн сокрушается, что полиции они все равно не нравятся, хотя по его словам, они занимаются одним и тем же делом.