Исследование, на основании которого был составлен доклад, проводилось в 2012-15 годах. Среди прочего, в рамках исследования выясняли, испытывали ли люди на себе дискриминацию.

Раннут отметил, что в среднем среди эстонцев совершенно маргинальный процент тех, кто на себе когда-либо испытывал дискриминацию. Высок он только в Ида-Вирумаа, эстоноязычные из этого региона приводили примеры такого отношения и говорили, что например, у них невозможно в магазинах вести дела по-эстонски.

По результатам опроса выходит, что русские в 7 раз чаще, чем эстонцы, согласно числу ответов самих респондентов, встречались с дискриминацией на собственном опыте.

Среди русских чаще всего о дискриминации говорили более молодые русскоязычные респонденты, среди них — те, кто только окончил школу, потому что полученный в школе уровень эстонского не отвечает требованиям общества, уточнил лингвист.

Эстонцев дискриминируют в Ида-Вирумаа

Знание эстонского считают необходимым 74% русских респондентов. В Ида-Вирумаа чуть больше 50% русских считают, что эстонский нужно знать.

Следующим блоком исследования было переплетение культур. Людям задавали вопросы о том, знают ли они мультипликационную героиню Лотте, одну конкретную поп-звезду, композитора, были вопросы и о парламентской партии. То есть вопросы ”из общей эрудиции”.

Выяснилось, что ответы русских и эстонцев очень разнятся. Из пяти вопросов на три правильно ответили только 20% русских. 80% из тех, кто не знал эстонского, не назвали ни одного правильного ответа. Те же, кто хорошо знает эстонский, отвечали практически как эстонцы.

Был в исследовании и отдельный блок о языке и школе. Раннут обратил особое внимание на то, что исследование показало: эстонцы и русские хотели бы, чтобы их дети ходили в одну школу. А нынешняя система в этом не поддерживает ни одну из сторон.

Раннут отметил, что нынешняя ситуация вызвала в некотором смысле сегрегацию, а это — сигнал политикам, эту ситуацию нужно решать.

Раскол по линии НАТО

Что касается СМИ, то по данным исследования, русскоязычные жители Эстонии по большей части доверяют российским каналам, чем эстонским. Но еще это зависит от того, кто за какими СМИ следит, сказал Раннут.

Треть русскоязычных респондентов верит информации, идущей из российских каналов. Но было и много дипломатичных ответов: ”не знаю”, ”не верю никому” и т.д. И только 5% опрошенных русских доверяют эстонским информационным каналам.

По теме обороны и внешней политики было 67 вопросов, которые касались, среди прочего, Украины, тематики соотечественников, НАТО.

Раннут подчеркнул, что большинство русскоязычных участников исследования не хотели отвечать на вопросы категорически. По ситуации на Украине почти 50% ответили, что не поддерживают ни одну из сторон конфликта.

Был вопрос и касательно возможности агрессии России в отношении Эстонии. Подавляющее большинство русских не считают этот сценарий возможным. При этом около 40% эстонцев ответили, что такое может, по их мнению, произойти.

83% эстонцев ответили, что поддерживают увеличение присутствия сил НАТО на территории Эстонии, русские же в большинстве своем этого не поддерживают.

Вопрос об оккупации

Расколол респондентов и вопрос о том, что произошло в Эстонии в 1940 году — оккупация или нет.

Почти половина опрошенных русскоязычных ответила, что Эстония сама вступила в СССР. Раннут отмечает, что в данном случае можно говорить о конкретной установке, а не об отсутствии знаний, потому что имеющиеся исторические факты и образованность респондентов не влияли на ответ.

Подводя итог, Раннут отметил, что ответы эстонцев и русских в основном были противоположными.

По его словам, было бы обычным делом, если бы ответы отличались у людей с разным гражданством, но у нас респонденты достаточно четко поделились по родному языку. Чем лучше русские знали эстонский, тем меньше была заметна разница в ответах с эстонцами. Те, кто ”думают как эстоноязычные”, имеют и более высокую зарплату, и образование, живут они в основном в Таллинне.

Мужчины лгут чаще женщин

Любопытной была та часть исследования, где люди говорили о своем уровне эстонского.
13% русских сказали, что владеют им свободно, 25% — более-менее. 12% вообще не владеют.

”Но все понимают, что люди любят приукрашивать”, — заметил Раннут. Поэтому один вопрос был с подвохом. Респондентам предлагалось выбрать ту категорию, на которую они сдали экзамен. Среди вариантов ответа были категории A1 и C2, которые существуют в принятой у нас европейской шкале, но экзамен по эстонскому у нас на них не принимают.

И выяснилось, что некоторые участники опроса солгали — выбрали как раз A1 или C2. ”Причем солгал каждый седьмой мужчина и каждая 12-я женщина”, — уточнил Раннут.

Он добавил, что, согласно результатам опроса, русские считают важным, чтобы и эстоноязычные владели русским языком. Например, чтобы справляться в сфере обслуживания.

Раннут посетовал, что среди части русскоязычных распространен синдром ”приобретенной беспомощности”: когда даже в сфере обслуживания русские клиенты не хотят общаться по-эстонски, несмотря на то, что почти все люди могут справиться с таким общением даже на начальном уровне знаний.

По словам Раннута, такого разделения по языку быть не должно, и это должно стать для государства приоритетной проблемой.

Закладка
Поделиться
Комментарии