Кроме того, театру предстояли и предстоят зарубежные поездки. В марте таллиннцы побывали с ”Игроками” на Международном молодежном театральном форуме в Белоруссии, в мае спектакль ”Женитьба” отправится в Вильнюс, а буквально только что в рамках ”Встреч в России” на сцене ”Балтийского дома” Эстонию в Петербурге представляли таллиннские ”Биография” Макса Фриша и ”Собачье сердце” Михаила Булгакова. О поездке в Белоруссию проект ”Роль” уже рассказывал, теперь пришел черед ”Встреч в России”.

Каждый апрель в Петербург на весеннюю (есть и осенняя) часть фестиваля ”Балтийский дом” привозят спектакли профессиональные театры, играющие на русском языке за пределами России. На этот раз, кроме стран СНГ и Балтии в город на Неве приехали труппы из Швеции и Израиля.

Нынешние ”Встречи” проходили уже в 17-й раз, и наш Русский театр участвует в них практически постоянно. Во всяком случае, в Петербурге до сих пор помнят его ”Идиота”, помнят ”Лес” и прошлогодний ”В добрый час”. Хочется верить, что запомнят зрители и привезенные теперь ”Биографию” с ”Собачьим сердцем”. Но сейчас хочется вспомнить о другом, связанном с последней поездкой, на первый взгляд далеком от, собственно, театральных подмостков. Правда, только на первый взгляд.

Направляясь к пышному, с колоннадой парадному входу в театр-фестиваль ”Балтийский дом” не сразу заметишь стоящих напротив него неброских на вид металлических театральных кресел. Где-то есть своя ”Аллея звезд”, где-то ”Аллея славы”. Где- то на мраморных плитах начертаны имена великих, а где-то на отполированной поверхности белеют слепки с их ладоней. Именные кресла напротив ”Балтдома” поставлены в честь нескольких театральных людей, с которыми уже неразрывно связана история знаменитого праздника театра, известного в Европе под названием ”Фестиваль ”Балтийский дом”.

Одно из трех кресел, о чем свидетельствует имя на спинке, установлено в честь народной артистки России Татьяны Пилецкой, актрисы уже более полувека играющей на питерской сцене, запомнившейся десятками ролей в театре и кино и навсегда остающейся в памяти киноманов юной и легкомысленной героиней из давнего советского фильма ”Разные судьбы”. Кроме всего прочего, картина знаменита ”Романсом Рощина”, шлягером 50-х ”Почему ж ты мне не встретилась юная, нежная, в те года мои далекие, в те года вешние…”. В фильме романс пел знаменитый тогда Бруно Фрейндлих, отец не менее знаменитой сегодня Алисы Фрейндлих. Но это уже другая история.

На спинке второго кресла — имя литовца Римаса Туминаса, худрука московского театра имени Евгения Вахтангова, и оно о многом говорит поклонникам современного драматического искусства. На последней ”Золотой маске” в Таллинне мы видели ”Евгения Онегина” в постановке Туминаса, и потом до хрипоты наспорились о том, можно или нет ставить так сегодня Пушкина, который, как известно, ”наше все”. На спинке третьего — имя еще одного литовца — Донатаса Баниониса, и тут уже ничего ни прибавить, не убавить, потому что Банионис — это Банионис…

Вероятно, таких кресел напротив ”Балтдома” могло бы стоять значительно больше, и на них могли бы быть начертаны имена десятков достойнейших театральных людей, в разные годы побывавших на фестивале в Питере, составлявших и составляющих сегодня славу не только европейского, но и мирового театра. Но дело не в цифрах. Три скромных, стоящие под открытым небом кресла, словно бы символизируют собой вечное единение разноязыкого и разнообразного театрального народа вне зависимости от того, откуда он приехал, на каком языке играет. Потому что на сцене, как и в жизни, дело не в том, что сказано, а в том, что за словами, что хочется сказать, чем поделиться, удивить, порадовать, о чем задуматься.

Вдогонку за этим наблюдением еще одно. Каждый вечер по окончании очередного фестивального рабочего дня, представлявшего сразу в двух залах, Большом и Малом, спектакли из двух разных стран, в просторном фойе второго этажа ”Балтийского дома” накрывается длинный стол, за который усаживаются делегации стран, чьи спектакли только что показывались на сцене. Неофициально эти встречи называются ”капустными”, на них каждому театру вручается специально испеченный для него пирог из капусты. Но пирог — только повод, сигнал к началу общения, а потом с небольшой эстрады начинают звучать песни на разных языках, приходит время импровизаций и разговоров, потому что людям театра всегда есть что обсудить, о чем спросить друг друга.

С Валерием Харютченко, сыгравшим только что в Малом зале музыканта и отца семейства Сарафанова в спектакле тбилисского Академического русского театра имени Грибоедова ”Старший сын”, мы говорили о Вампилове, его героях. Еще о том, что в предыдущий приезд Валерий играл на ”Встречах в России” толстовского Холстомера, эта роль у него среди самых любимых. А потом произошло то, что происходит почти всегда. Потому что почти всегда возникает разговор об общих знакомых. Вот и на этот раз актер из Тбилиси спросил, работает ли в Русском театре в Таллинне его сокурсница по дальневосточному Институту искусств во Владивостоке Лилия Шинкарева. И, узнав, что работает, был несказанно рад, расспрашивал о ней, ее ролях, просил передать Лилии Гавриловне поклоны и приветы, что я сейчас и делаю с великим удовольствием.

Так на пространстве ”Балтийского дома”, за что ему тоже спасибо, неожиданно встретились Владивосток, Таллинн, Тбилиси, такие далекие друг от друга по географическому счету, и такие близкие по театральному.

А завершить эти заметки хочется комментарием, которым поделилась с ”Ролью” известный московский кино- и театральный критик Марина Тимашева: ”Не стану повторять сейчас то, что всегда знаю про Русский театр из Таллинна: он продолжает мне нравиться, и нынешний приезд не исключение, хотя вопросы и напрашиваются. Речь о другом, о том, что на этот раз благодарна ему за приезд в Россию, потому что у нас есть примеры разного отношения к нынешним событиям, даже примеры, я бы так сказала, взаимных культурных санкций, которые мне лично кажутся совершенным безумием. Если и театральный народ станет стенка на стенку, если опять возникнут культурные границы и барьеры, то тогда политиков вообще некому будет мирить…”

Валерий Харютченко в спектакле ”Старший сын”

Материал вышел в рамках совместного проекта Delfi и Русского театра под названием ”Роль”. Речь идет о серии интервью с актерами театра. С каждым из наших гостей мы будем говорить об одной из ролей, которую он играет на сцене Русского театра. Роль эта может быть большой или маленькой, главной или неглавной, спектакль — совсем новым или из тех, что идет уже не первый сезон.

Нашим прошлым собеседником был актер Игорь Рогачев, который рассказал о своей роли в нашумевшем уже спектакле Русского театра "Враг". Интервью полностью читайте здесь.

Закладка
Поделиться
Комментарии