”Я хочу жить именно сейчас, глядя в будущее”, — признает Тедер (57), пока мы обходим дом с красивейшей на Тоомпеа дверью. Его отец Аркадий был железнодорожным рабочим, мать Астрид историком-архивариусом. ”Мне тоже нравилась история, но я не хотел ее изучать. Я не хотел жить прошлым — хотел смотреть в будущее”, — говорит Тедер и ведет нас по лестнице с прекрасными коваными перилами, пишет Eesti Päevaleht.

Здесь расположено бюро канцлера права. Это последний четверг Тедера на этом посту, роскошные комнаты этого исторического дома с видами на Старый город он за семь лет пребывания в должности показывал десятки раз.

Именно здесь, на Тоомпеа, Тедер поймал ”Синюю птицу” — именно такое имя носит премия ЮНИСЕФ, которой Тедера, как детского омбудсмена, наградили в ноябре прошлого года.

Сегодня утром (в субботу) Индрек Тедер — просто один из нас. Обычный гражданин, муж и отец, который старается понятным языком объяснить своей шестилетней дочери, что такое Эбола и зачем нужны выборы. Отвечать приходится, потому что ребенок слышал по телевизору эти слова. Однако Индреку Тедеру ответы стоят дороже, чем большинству из нас, потому что настигший его два года инсульт лишил Тедера возможности разговаривать.

”Мои иностранные языки ушли вместе с родным языком и восстановить их сложнее, чем эстонский язык, — объясняет Тедер. — Самое ужасное, что мысль работает без нарушений, я знаю эти слова, но высказать их до сих пор порой сложно. Хотя я уже полтора года учусь каждый день, — говорит Тедер и всячески благодарит своих логопедов. — Ааро Нурс и Элис Тоотс очень сильно помогли мне, мы начали с букв А и Б”.

Сейчас состояние здоровья Тедера уже значительно лучше, речь стала существенно более слаженной. ”Например, год назад я был вынужден больше письменно подготавливать дела, чтобы легче найти слова. Теперь могу самостоятельно говорить, особенно, если уже немного привык к человеку, — говорит Тедер с улыбкой. — Мысли есть, писать могу, но говорить по-прежнему немного тяжело — ошибки все равно возникают, потому делаю очень большие обобщения. Иногда некоторые слова совсем пропадают, ответы на вопросы занимают некоторое время особенно тогда, когда вопрос не повседневный. Но я заполняю эти пробелы, — рассказывает Тедер и снова хвалит логопедов. — У нас их так мало, но их работа очень важна. В адвокатуре у нас записано 940 адвокатов. Я серьезно сомневаюсь, хватает ли им работы. У нас же такая маленькая страна. В конце концов, ценится же результат! Что это такое, если постоянно идет одно большое производство? Это же неразумно. Нужен результат”, — переживает Тедер. 

Закладка
Поделиться
Комментарии