- Алексей, название вашей организации подразумевает, что она объединяет не только участников советского контингента в Афганистане 1979-89 годов. Ветераны каких еще боевых действий у вас представлены?

- Есть ”эфиопы” (участники гражданской войны в Эфиопии в 1974-91 годах.

- прим.ред.), участники Карибского кризиса, есть воевавшие в Нагорном Карабахе и Абхазии. Всего более двухсот человек. Но подавляющее большинство — это ”афганцы”. Кроме кохтлаярвесцев и йыхвисцев, у нас представлены также Тарту, Муствеэ, Нарва, Силламяэ, Раквере.

- Эстония уже в этом столетии вновь участвовала в боевых действиях в Афганистане. Участники этой новой афганской войны в ваших рядах тоже есть?

- Нет. Мы пытались найти с ним контакт. Не удалось.

- Какие житейские проблемы волнуют сегодня ”афганцев”?

- Я, например, один из самых молодых в нашем союзе, а мне ведь уже 46. Так что понятно, что на первом месте у ребят все чаще оказывается вопрос возраста и здоровья. Спасибо российской программе соотечественников, благодаря ей трое наших в позапрошлом году смогли получить бесплатное лечение в России. Приглашение пришло еще троим, но эти люди не смогли поехать.

Кстати, что касается здоровья, то я замечаю одну закономерность. Довольно многие из наших после той войны уходили и уходят в мир иной не просто рано, а как-то несуразно, порой не своей смертью: кого-то убивают, кто-то становится жертвой несчастного случая. Да даже если речь и о ”своей” болезни — ну разве это нормально, когда человек сгорает в пятьдесят от сердца или инсульта? Кое у кого сказываются и афганские ранения.

Что касается социальных проблем, то нам эстонское государство практически никакой специальной поддержки не оказывает. Да и ”афганцы” второй войны, судя по прессе, не очень избалованы.

- А какой помощи вы бы желали?

- В России ветераны Афганской войны имеют ряд льгот: ежемесячное пособие, более ранний выход на пенсию, санаторно-профилакторное лечение. В Эстонии в этом плане для нас никаких льгот не предусмотрено. 

Спасибо спонсорам. Например, периодически помогает ”афганцам” бизнесмен Николай Осипенко. Город Кохтла-Ярве содействовал нам в приобретении юбилейных медалей. Да-да, их именно приобретать надо. В России эти награды государство дает, а нам приходится оплачивать их изготовление на монетном дворе.

- Ну так помните, еще в позднее советское время была знаменитая фраза ”я вас в Афганистан не посылал”. Эстония вам то же самое может сказать.

- Это, конечно, так. Только государство у нас все равно ведет себя в отношении людей так, что обхохочешься. Например, сейчас говорят — поможем местным производителям молочных продуктов, попавшим из-за санкций в трудное положение, давайте будем больше покупать их товар. А когда те же производители продавали молоко в Россию и имели прибыли — они ведь местному покупателю не очень помогали, не стремились для него цены снизить.

- Если у вас союз, организация, то это ведь открывает дополнительные возможности для помощи и решения проблем. Вплоть до того, что обратиться в инстанции, выступить с заявлением…

- Прежде всего, организация помогает самим фактом того, что она объединяет, создает, так сказать, сеть взаимовыручки. Один располагает такими возможностями, у другого есть что-то еще, у третьего — третье. Возникает проблема у конкретного человека. Бросаем клич среди наших: кто чем поможет?

Одному из ”афганцев”, инвалиду, таким образом, за счет собранных союзом средств, оплатили частично лечение, а также — в огромной степени благодаря председателю содружества ветеранов Кохтла-Ярве Валерию Тумко — смогли устроить человека в дом престарелых.

В нашу организацию входит предприниматель Владимир Потапов. У него свое производство, и он наших ребят, которые теряли работу, брал к себе.
А писать заявления в защиту нам пока не приходилось. Но если встанет вопрос, что кого-то надо защитить, найдем решение и тут. У меня как у бывшего полицейского есть еще одна организация — бывших сотрудников правоохранительных органов, созданная пять лет назад, ребята оттуда помогут решить юридические проблемы.

Впрочем, есть одна проблема, над которой мы бьемся уже лет восемь. Это — установка в Кохтла-Ярве памятника всем ветеранам локальных конфликтов. Мы хотим, чтобы он разместился в Старом городе, где раньше был памятник Ленину, сделали и макет. Разрешения от города нет. Было бы разрешение — начали бы собирать и средства. Жалко, что время уходит, ведь и памятник за эти годы стал дороже, и у нас здоровья поубавилось. Раньше мы могли бы и сами лопаты в руки взять.

- На сайте ”Боевое братство”, где представлен и ваш союз ”Контакт”, среди текущих новостей вдруг встречаешь такую: ”открывайте и регистрируйте компании в Эстонии…”. Это напомнило мне рубеж 80-90-х, когда организации ”афганцев” пользовались преференциями и вели порой активную экономическую деятельность. Вы, что, тоже являетесь ”налоговым раем”?

- Ничего такого и близко нет. У нашего союза даже счет отсутствует. Надо что-то сделать — значит, собрались, скинулись, решили. А если класть деньги на счет, то потом замучаешься налоговые отчеты писать. У нас постоянных денежных потоков нет, это лишний ”геморрой”.

- Не могу не спросить у вас, человека, участвовавшего в не столь давней войне: что вы и ваши товарищи думаете о нынешней обстановке, об Украине, о здешних разговорах, что ”Россия вот-вот нападет”, о том, не идет ли мир к войне?

- За всех говорить не стану, скажу о себе. Здешние страшилки ничего, кроме смеха, у меня не вызывают. Если бы хорошо подготовленная Псковская дивизия захотела оккупировать Эстонию, ни одно НАТО чихнуть бы не успело. Только зачем это Псковской дивизии надо?!

Если серьезно, то главная проблема, которую я вижу: на чьей стороне будет народ — определяется отношением государства к этому народу. Станет ли народ защищать государство, которое считает своих жителей людьми второго сорта и доводит до белого каления? Государство, которое ради политики довело дело до уничтожения молочного стада, заставляет загибаться транзит и вообще поступает по принципу ”назло кондуктору куплю билет, а пойду пешком”? При этом подчеркиваю: страна Эстония — это одно, а власть, государство — другое.

А война… Она уже идет. Украина, Ближний Восток ею охвачены. Если докатится и сюда, то из-за обилия ядерного оружия рукопашные схватки просто не потребуются.

- Ваша организация в политике никоим образом не участвует? Вы перед выборами входящих в ваши ряды граждан не ориентируете — кого поддерживать?

- У каждого своя голова на плечах. У нас демократическая организация. И никаких ”политинформаций” мы не проводим.

- Каким запомнился лично вам Афганистан?

- Я служил там в 1987-89 годах и был в числе последних выходивших оттуда. Нам было, конечно, проще, чем первым солдатам и офицерам в 1979 году. Наша часть — это был батальон технического обеспечения всех операций наших войск. База в Кабуле, но ”филиалы” по всему Афгану разбросаны. Батальон точно так же нес боевое охранение, вел прочесывание, участвовал в операциях. Вспомнить можно многое, но я приведу только один пример. 9 февраля 1989 года мы выходим из Афганистана, на пограничном мосту много народу, и одна женщина спрашивает про парня из нашего взвода — где он? А он по службе задержался в Афгане. Как посмотреть в глаза матери, для товарищей сына которой испытание закончилось, а для него еще нет? Выйдет ли он оттуда?..
К счастью, он вышел.

- Алексей, самые актуальные, на ваш взгляд, уроки Афгана сегодня?

- Любить жизнь, ценить дружбу и взаимовыручку, уметь выживать.

Закладка
Поделиться
Комментарии