По словам государственного генерального прокурора Лавли Перлинг, количество сообщений о преступлениях, связанных с домашним насилием, по сравнению с предыдущими годами, увеличилось, а потому, можно сделать вывод, что общество поняло, что домашнее насилие — это тоже насилие. В то же время, число уголовных дел по семейному насилию не увеличилось.

”Уголовное производство не всегда является лучшим решением, это последняя возможность, — объясняет Перлинг, добавляя, что, в первую очередь, следует снизить насилие, а для этого нужны общие решения. — Нам необходимо, чтобы пострадавшие получили помощь от государства, а агрессоры получили решение своей проблемы”.

Прокурор сказала, что агрессоров следует направить на поиски помощи, заводить каждый раз уголовное дело не нужно, потому что это не поможет решить проблемы, которые доводят до насилия. ”Никто не ходит и не контролирует, что означает для семьи это условное наказание”, — сказала Перлинг.

Министр юстиции Андрес Анвельт добавил, что всегда обходиться без уголовного производства нельзя. ”На насилие следует реагировать так, как следует реагировать на насилие”, — сказал Анвельт.

Снижение насилия Анвельт назвал одним из приоритетов начавшегося года.

По словам заместителя генерального директора Департамента полиции и погранохраны Прийта Пяркна, средним подозреваемым в домашнем насилии является безработный мужчина со средним образованием среднего возраста, который живет вместе с жертвой. Часто свою роль играет алкоголь.

66% домашнего насилия направлено против бывшего или нынешнего спутника жизни. В 16% насилие применяет родитель против ребенка, в 10% — ребенок против родителя (чаще совершеннолетний человек против пожилого родителя).

Закладка
Поделиться
Комментарии