Наталья Зажигина, администратор одного из популярных заведений общепита в столичном районе Ыйсмяэ, качает головой: "Я практически и не смотрю телевизор, радио тоже не слушаю. Особенно новости. Я не хочу всего этого негативизма, который оттуда идет". Отношение Натальи к СМИ изменилось особенно во время украинских событий: "Я не знаю, что правда, а что ложь. Ведь каждая сторона выдает информацию, которая полезна именно ей".

Наталья родилась в Эстонии, но в советское время. "Поэтому хорошо отношусь как к России, так и к Украине", — пытается она найти золотую середину в конфликте, который порой заставляет сына идти на отца, а прежних друзей — драться в соцсетях.

Она описывает, что и ее знакомые относятся к украинской теме с осторожностью, понимая, что в нынешней ситуации найти всю правду и невозможно. В отличие от большей части эстонцев, Путина плохим не считают. Однако вслепую, без здоровой критики, средний русский руководителю никогда не доверял.

Пример Натальи, как кажется, подтверждает инициированное Eesti Päevaleht и Delfi исследование о потреблении продуктов СМИ русскоязычным населением Эстонии. Колоссальная кремлевская пропаганда, как видно, по крайней мере за границей стреляет себе в ногу.

Неожиданное разнообразие

По общераспространенному мнению, промывка мозгов российскими телеканалами представляет собой такую силу, что, если бы она стала выдавать руководства, касающиеся  вместо Украины, например, Эстонии, можно было бы начать бояться. Заказанное правительством несколько месяцев назад исследование также подтвердило, что, к примеру, в отношении аннексии Крыма мнения эстоноязычных и русскоязычных жителей кардинально расходились.  Если 80% эстонцев считало это неправильным и одна пятая часть находила оправдания поведению Путина, то среди русскоязычных (а это не только русские, но и сами украинцы) показатели были прямо противоположными.

На самом деле у нас нет четкого понимания того, что вообще читает, смотрит и слушает русскоязычное население. Eesti Päevaleht и Delfi решили заполнить пустоту и заказали опрос русскоязычных жителей на тему потребления ими продуктов СМИ. Полученная картина, с одной стороны, подтверждает распространенные представления, но, с другой, она разнообразнее, чем можно было подумать.

Прежде всего: больше всего доверия заслуживают российские каналы (62% ответивших назвали их таковыми). Причем, чем больше их потребляют, тем больше становится доверие. Если в этой цифре что-то и удивляет, то прежде всего то, что процент доверия столь низок. В исследовании трехлетней давности "Я. Мир. СМИ" он составлял 75–77%.

Любопытно также, что доверие к российским каналам не означает, что "другую сторону", то есть эстонскую прессу, ни во что не ставят. Около половины ответивших (48%) доверяют и русскоязычным производителям информации в Эстонии, а среди тех, кто не сомневается в идущем из России информационном потоке, доверие еще выше — 58%. Логический вывод: свои выводы русскоязычные люди делают на основе гораздо более разнообразной информации, чем это делают эстоноязычные зрители.

Преподаватель Нарвского колледжа Тартуского университета Аэт Кийсла не преувеличивала бы, по крайней мере в Нарве, влияния эстоноязычных каналов. Достаточно взглянуть, какими ссылками делятся в социальных сетях: скорее, местными новостями или же новостями российских, украинских и западных каналов: "Народ, очевидно, не верит, что "информаторы" в маленькой Эстонии обладают таким же широким кругозором, как, скажем, крупнейшие западные каналы". 

Руководитель портала Etnoweb и преподаватель Таллиннского университета Наталья Китам видит поляризацию прежде всего на базе образования. "Есть часть людей, которая действительно добывает дополнительную информацию в интернете, для которой что-то говорят такие имена, как Андрей Макаревич или Борис Акунин, — рассуждает Китам. — Эти более образованные и интеллигентные люди очень критикуют то, что происходит. В то же время те, кто не посещают интернет, не следят за информацией, живут отдельно от своих детей и чье знание языков не позволяет добывать информацию на другом языке, они — прямо как кролики. Комментарии, которые они оставляют, — это одно и то же: почему на Россию нападают, почему считают, что Путин вообще во всем виноват, почему Обама лезет на Украину — пусть лучше оставит ее в покое! Прямо-таки мантра".

Исследование Eesti Päevaleht и Delfi тоже показывает, что язык до сих пор играет чрезвычайно важную роль. Доверие к эстоноязычной прессе остается очень низким. Правда, нет и особого касательства, целых две трети ответивших не считают для себя существенными, например, газеты на эстонском языке. С русскоязычными СМИ Эстонии в широком плане нет проблем и у тех, кто отслеживает, к примеру, ПБК, а эстоноязычной прессе доверяют лишь немногим более 25% тех, кто доверяет российским источникам.

Интернет побеждает

Профессор Тартуского университета Вероника Калмус подчеркивает, что здесь сильно выступают русскоязычные интернет-порталы Эстонии — русскоязычный Delfi, а также русскоязычный портал Гостелерадио. Среди русскоязычных людей порталы играют более значительную роль в молодежной среде. Языковое разграничение действует и здесь.

Но что особенно бросается в глаза, так это влияние эстоноязычной "новой прессы" на неэстонцев. Уже более половины (55%) 15–29-летних считает для себя важными эстоноязычные порталы. Здесь имеется прямая связь и с умонастроением.  Именно в этой группе населения российским каналам доверяют менее всего (57%), а эстонским СМИ — гораздо больше (40%), чем в среднем.

Таким образом, в борьбе за "сердца и умы" решающей "гирькой" может стать, скорее,  молодежь. Важно знание языка, позволяющее понять, какие дискуссии идут в эстоноязычной прессе. Интеграция же потихоньку идет, и этого не смогла изменить даже война на Украине.

И все же — почему 23 года спустя после восстановления независимости мы живем в столь разных информационных пространствах? Насколько опасным может стать такое отчуждение? Eesti Päevaleht будет искать ответы на эти и другие вопросы в серии статей, где станет вскрывать медийные предпочтения неэстонцев. ОПРОС 

Время проведения: 5–13 августа 2014 года

Количество ответивших: 350 русских по всей Эстонии

Возраст: 15 лет и старше

Метод: телефонный опрос

Провела опрос фирма Turu-Uuringute AS