По словам Муракаса, производителей молока ожидают тяжелые времена. ”Влияние косвенных факторов, увеличения которого мы боялись, в последние день-день два выросло. Закупочные цены молока для фермеров упадут. Изменения оказались настолько большими, что часть фермеров задумывается: ”главное, чтобы кто-нибудь приехал за молоком, цена вторична”, — пояснил он.

По словам председателя союза, пострадают в первую очередь самые старательные фермеры, которые модернизировали производство, закупали технологии и делали крупные инвестиции в развитие своего хозяйства.

Говоря о том, можно ли измерить негативное влияние санкций на производителей молока, Муракас указал на резкое падение закупочных цен. Он предположил, что за год производители молока могут недополучить около 100 миллионов евро. По его словам, ситуацию осложняет то обстоятельство, что эстонские фермеры, в отличие от своих коллег из Латвии и Литвы, в этом году не получат ни одной дотации.

”Ценообразование у нас находится в более уязвимом положении, чем у наших соседей, обладающих государственной поддержкой”, — указал Муракас.

Он рассказал, что весной закупочная стоимость молока составляла 40 центов за килограмм, на сегодняшний день она упала до 32-33 центов. В ближайшем будущем, вне всяких сомнений, цена будет начинаться с двойки, будь-то 20-25 центов за килограмм или больше — время покажет, уверен Муракас. Он признался, что на рынке наблюдается резкий спад.

”Если вчерашняя цена казалась дешевой, то сегодня цены просели еще, — продолжил Муракас, выразив надежду, что через пару недель рынок все же станет восстанавливаться. — Это надежда. На сегодняшний день гарантий нет”.

Председатель союза указал, что фермеры уже отреагировали на санкции и начали экономить на всем, на чем можно, к примеру, удешевляется рацион коров настолько, насколько это возможно. ”Животное — это животное. Как и в Зоопарке, животных необходимо кормить. Проблема сельского хозяйства заключается в том, что это не фабрика гвоздей, — остановить производство на шесть месяцев, а потом запустить его вновь невозможно”, —