13 февраля прошлого года бабушка, пришедшая в гости к своим внукам, обнаружила полуторамесячного ребенка мертвым. По первоначальным данным, малыш умер за несколько дней до прихода бабушки. Ясность должна была внести экспертиза, однако даже более года спустя прокуратура ее так и не провела.

Следов насилия на теле ребенка не обнаружили. Почему же в таком случае он умер?

В отношении родителей, тогда еще 31-летней Марины и 33-летнего Александра возбудили уголовное дело по статье, предполагающей наказание за причинение смерти по неосторожности. Марина и Александр неоднократно наказывались в административном порядке, а отец ребенка, ко всему прочему, имеет судимость. Соседи семьи много раз рассказывали местной прессе о том, что незадолго до смерти малыша родители находились в запое — на протяжении нескольких недель в квартире ночью играла громкая музыка. Жители дома неоднократно обращались в полицию и просили забрать малыша из семьи.

Помимо младенца у Марины и Александра росли два сына в возрасте четырех и десяти лет. Полиция признала, что в течение последних двух лет они получили семь вызовов по месту жительства семьи. В большинстве случаев причиной жалоб становились пьянки, шум и семейные ссоры.

Кто отвечает?

”Если при посещении квартиры патрульный полицейский убеждается, что жизни и здоровью ребенка ничто не угрожает, то отсутствует основание для того, чтобы забирать его из семьи”, — пояснила пресс-секретарь Идаской префектуры Оля Кивистик, добавив, что потребление алкоголя родителями не всегда можно классифицировать как отсутствие заботы к ребенку, поскольку в этом случае важно учитывать количество выпитого и восприимчивость организма.

По ее словам, в ноябре 2011 года полиция передала сведения, полученные от бабушки детей, Департаменту социальной опеки. Однако вице-мэр Нарвы Татьяна Пацановская заявила Eesti Päevaleht, что ведомство не получало ни одного заявления, касающегося этой семьи, — ни от полиции, ни от соседей.

”Поскольку сведения поступали в полицию, а не в Департамент социальной опеки, ведомство не может комментировать их дальнейшие действия. Департамент подтверждает, что не получал информации, на основании которой можно было бы забрать ребенка из семьи”, — указала она.

Несмотря на то, что ведомству было известно о семье, сведения о характере помощи домохозяйству, по словам Пацановской, раскрыть невозможно.

Угрозы не было

Объяснения полиции и самоуправления противоречат друг другу. Что было предпринято и кто должен был распознать угрозу, принимать решения? Факт однако заключается в том, что непосредственно перед смертью малыша полицию вызывали три раза.

К примеру, полицию вызывали 6 февраля 2013 года. ”Когда патруль прибыл на место, нарушать порядок прекратили, поэтому соседи отказались писать заявление”, — сообщила полиция. 7 февраля в квартиру пытался попасть специалист по защите детей, однако его на порог не пустили. Он вызвал правоохранителей, при помощи прибывшего на место патруля попасть в квартиру все же удалось. ”При проверке квартиры ничего ужасного, необычного и опасного обнаружено не было. Дети спали в отдельных кроватях и жилплощадь была в более-менее удовлетворительном состоянии”, — пояснила полиция.

На следующий день, в половину первого ночи правоохранители получили очередной вызов, их оповестили, что перед дверью подъезда на улице стоит мужчина с полуторомесячным ребенком на руках, мать малыша отказывалась впустить их внутрь. После прибытия на место полицейских женщина открыла дверь. ”Полицейские не усмотрели угрозу здоровью или жизни ребенка, поэтому отсутствовали основания для отделения ребенка от семьи на непродолжительный период”, — отметила полиция.

Грязная квартира и детский плач

”Вызовы в связи с нарушением порядка поступали и до этого. Полицейские угрозы жизни или здоровью ребенка не увидели”, — повторили в префектуре.

Председатель квартирного товарищества посетил квартиру за день до обнаружения мертвого младенца. Непосредственно после трагических событий в интервью изданию Postimees он подтвердил, что кухня была в ужасном состоянии: везде лежали пустые бутылки из под водки, использованные подгузники и остатки еды. Детей он не видел, поскольку дверь в детскую была закрыта.

Стоит отметить, что председатель просил полицейский патруль отвезти младенца в приют, но тщетно. 8 февраля полицию вызвал живший напротив сосед. ”Дверь была открыта, родители валялись пьяными на полу, дети плакали. Я вызвал полицейских и написал заявление. Однако это ни к чему не привело, больше в полицию я не обращался — не было смысла”, — посетовал он.

После смерти полуторомесячного ребенка социальные работники все же забрали у родителей оставшихся двух детей.

Закладка
Поделиться
Комментарии