Это подтверждается и тем обстоятельством, что в принятом в период составления письма главным контролером Госконтроля решении, которое касается, помимо прочего, требований резидентов России к фонду, не было никаких отсылок к письму или содержащимся в нем данным.

Бывший член совета Банка Эстонии в связи с аудитом Госконтроля сказал комиссии по расследованию по фонду ВЭБ, что тогдашний госконтролер говорил ему, что, когда аудиторы Госконтроля ходили в Банк Эстонии, им сказали, что документов нет. Однако на следующий день после звонка Вахуру Крафту документы появились.

Один из кредиторов фонда утверждал, что в 2000 году ему стало известно о письме с ложными данными и он сказал об этом генеральному директору КаПо Юри Пихлу. Данные, полученные в Департаменте полиции безопасности, подтверждают получение письма и наличие ответного письма.

Ни у сделавшего заявление кредитора, ни у КаПо письмо не сохранилось. Согласно пояснениям, производство не начали, поскольку Банку Эстонии как госоргану доверяли.