Состоялся первый выпуск учащихся русских школ, которые изучали 60% предметов в гимназии на эстонском языке. Как эта система показала себя?

Результатов экзаменов мы еще не знаем, анализ будет готов немного позже. Рабочую группу, состоящую из экспертов, которая анализирует результативность перехода русских гимназий на эстоноязычное обучения, я созвал уже весной. К концу августа по результатам наблюдений будет готов рапорт.  

Приведите какой-нибудь пример того, что рабочая группа подметила.  

Ситуация в школах разная, но во многих — плохая. Чтобы учебный процесс был результативным и мы достигли одновременно как хорошего знания эстонского языка, так и хороших результатов по предметам в русскоязычных школах, должен быть обеспечен ряд условий. В том числе, чтобы изучать какой-либо предмет на эстонском языке, дети должны владеть им в достаточной степени. Чтобы преподавать на эстонском языке, надо, чтобы учителя знали его. Результаты наблюдений показали, что в некоторых школах это не так.

На этой неделе Praxis представит исследование о будущем школьной сети. Какой она может быть в  2020 году? 

Неизбежно — скромнее. Praxis начинает с замечания, что школьная сеть Эстонии выстроена в годы, когда в стране рождалось 22 000 детей в год. Сейчас рождается 13 500–14 000. Ясно, что система образования должна следовать за демографическими изменениями. Если сейчас у нас примерно 200 школ с гимназической ступенью, в 64 из них в старших классах — менее 50 учеников, то ясно, что оптимизация должна идти дальше.

Сколько школ надо закрыть?

Я не считаю правильным называть цифры. Понятно, что чем больше гимназическая ступень, тем больше предметов на выбор там могут предложить. На этом основано и создание госгимназий с 540 учениками. Если в школе 50–200 учащихся, то многое зависит от того, как к ней относится местная община, насколько "тянет" руководитель школы, насколько самоуправление ценит это.

На прошлой неделе мы в Eesti Päevaleht подняли и вопрос о способности Таллинна управлять своими школами, когда рассказали о столичной Художественной гимназии и о том, как около половины учащихся девятого класса провалили экзамен по математике. 

Есть искушение сказать что-то о Таллинне, но я промолчу. Мы со своей стороны видели проблему со школьной сетью. Эти решения не были приняты в правильное время. Теперь это начали делать, но это, по моей оценке, не было системным. Это касается, например, и Нарвы. Было бы разумным договориться, в каком году и какие школы закроются, кто и куда переедет.

Другая вещь, которая является проблемой не только для Таллинна, это качество школьного руководства. Мы привыкли думать о директоре школы как об учителе с погонами, который выполняет учительскую работу, а также — немножко административную. Но на директоре лежит безумная ответственность за происходящее в школе. Он отвечает и за успеваемость. Если в основной школе 45% учащихся заваливают экзамен, это то, за что отвечает руководитель. К сожалению, такое понимание в обществе не укоренилось.

Õpetajale palka 1200 eurot

На этой неделе Евгений Осиновский будет обсуждать с Союзом работников образования Эстонии и Союзом самоуправлений вопрос об учительской минимальной зарплате. Он отметил, что хорошая зарплата для учителя должна составлять 1200 евро, что на 20% выше средней по Эстонии.

Закладка
Поделиться
Комментарии