Он обращается к членам Координационного совета российских
соотечественников Эстонии (КСРСЭ), курирующему его работу советнику Посольства РФ Василию Попову, председателю Союза объединений российских соотечественников Эстонии (СОРСЭ) Сергею Сергееву и ко всем, у кого болит душа за соотечественное движение.

”Искренне надеюсь, что в большинстве своем вы люди разумные, порядочные и не заинтересованные в эскалации напряженности между КСРСЭ и движением российских соотечественников, между движением и эстонским государством”, — отмечает Петров.

”В том, что такая напряженность существует, меня убеждают ярлык ”пятой колонны”, навешенный на движение эстонской прессой, постоянно возникающая угроза раскола движения соотечественников, избыточные функции, присвоенные КСРСЭ и сложившаяся вокруг него информационная блокада, обостренная личная конкуренция внутри совета. При этом ”координация” основана на том, что размер проблемы определяется исходя из ложного посыла: российскими соотечественниками являются все, кто имеют право на получение этого статуса. Между тем закон ставит право на получение статуса российского соотечественника в зависимость от волеизъявления субъекта: нет личного волеизъявления, нет статуса.

Можно быть прирожденным балалаечником, самозабвенно играть в оркестре русских народных инструментов, который входит в СОРСЭ, но при этом не считать себя российским соотечественником. По этой причине любые списки членов общественных организаций, позиционирующих себя в качестве соотечественных, будут искажать действительность (отчетность) и влиять на принятие адекватных решений”, — говорится в материале, присланном Петровым на Delfi.

Интерес российского посольства Петров видит в том, что ”при формировании совета оно будет исходить не из результатов некомпетентного голосования конференций различных уровней, фиксирующих результаты конкурентной борьбы за место в совете, но исключительно из опыта и деловых качеств экспертов. Посольство вольно учесть мнение эксперта или игнорировать его, но не вымогать у эксперта устраивающую его формулировку, то есть руководить им”.

По мысли Петрова, ”посольство будет само решать, с кем из экспертов оно желает работать, а с кем нет, когда открывать и когда закрывать экспертные направления, сообразуясь с объективными потребностями текущих процессов, а не с формализованным ”положением о совете”, предусматривающим различные бюрократические процедуры. Так и только так совет экспертов приобретет необходимую гибкость и авторитет, то есть общественную значимость и влияние”.

Михаил Петров просит не воспринимать его соображения как попытку давления на нынешний состав КСРСЭ. И, наоборот, заявляет: ”Будучи сторонником свободной и открытой общественной дискуссии, в которой могут быть высказаны различные точки зрения, но обязательно возобладает, если не истина, то хотя бы коллективный разум, я прошу совет на своем очередном заседании в марте этого года рассмотреть мои предложения и позволить мне лично принять участие в обсуждении в качестве заинтересованной стороны — российского соотечественника. Заверяю вас, что ни сейчас, ни в будущем на членство в совете не претендую”.

Закладка
Поделиться
Комментарии