1 апреля 2012 года ждущая второго ребенка 31-летняя Карин Ауле почувствовала боль в груди, а левая рука перестала слушаться. При этом женщина испытывала затруднения при дыхании. Среди ночи супруг Эрки доставил ее в Ида-Таллиннскую центральную больницу. Медики получили ЭКГ и сделали проверку на инфаркт, показатели оказались в норме, пишет Eesti Ekspress.

На следующий день Карин родила, но боли ее не оставили. Врачи отметили в истории болезни жалобы на затрудненное дыхание и боли в области грудной клетки, а затем провели компьютерное исследование, проверив гипотезу о закупорке легочной артерии тромбом. Тест показал, что женщина здорова.

3 апреля ее выписали. ”Ваши легкие и сердце абсолютно здоровы. Поверьте мне, у вас приступ паники, дома станет лучше!” — успокаивал гинеколог.

Дома Карин легче не стало, подняться по лестнице она могла только на карачках, сил, чтобы поднять малыша, у нее не хватало, аппетит пропал. Муж не смог смотреть на мучения супруги и 5 апреля, когда у нее поднялась температура, отвез ее обратно в больницу.

Изначально у Карин диагностировали воспаление матки и положили в гинекологическое отделение. К вечеру она почти не могла дышать. Терапевт отправил женщину на компьютерную томографию, которая раскрыла причину болей — у нее обнаружили аневризму аорты. К слову, ее отец умер в возрасте 35 лет от сердечной недостаточности. В половине одиннадцатого пациентку перевезли в Северо-Эстонскую региональную больницу.

Осмотрев Карин, кардиохирург Холден-Вяйно Вяхи позвонил Эрки и признался, что операция будет очень сложной — он не давал гарантий, что пациентка выживет. Утром 6 апреля Карин прооперировали. Операция, которую провели хирурги Холден-Вяйно Вяхи и Гюнтер Тааль, длилась 10 часов. Все окончилось благополучно, и 2 мая Карин выписали.

Кардиохирурги подарили женщине жизнь, а Департамент социального страхования признал Карин инвалидом второй группы, она потеряла 60% трудоспособности. Сегодня ей необходима ежедневная помощь, ей нельзя поднимать тяжести и следует избегать стрессов.

Какие выводы?

Супружеская пара наняла адвоката, с помощью которого задала руководству Женской клиники Ида-Таллиннской больницы много неудобных вопросов и главный — почему правильный диагноз был поставлен лишь пять дней спустя?

Руководитель клиники Леэ Таммемяэ объяснила, что определить причину недомогания Карин было сложно по причине ”активного процесса родов, эмоций пациента, относительно хорошего и стабильного общего состояния, скрывавших серьезность заболевания”. Женщина с этим не согласна, поскольку она постоянно жаловалась на ”нож в груди”.

Стоит отметить, что случай Карин подробно разобрали на собрании Сообщества женских врачей Эстонии. На нем доктора договорились делать при подозрении на легочный тромб в первую очередь компьютерную томографию.

Женщина обратилась также и в экспертную комиссию по контролю за качеством здравоохранения Министерства социальных дел. 26 сентября та огласила следующий вердикт: врачи Ида-Таллиннской больницы вели себя корректно. Председатель комиссии Марика Вяли мотивировала решение тем, что диагностировать аневризму аорты сложно, а такие случаи во время родов чрезвычайно редки. Министерство уверено, что аорта Карин разорвалась во время родов.

Оперировавшие женщину хирурги Вяхи и Тааль считают, что при родах разрыв аорты случается чрезвычайно редко: может 1-2 случая в десять лет.

Эрки Ауле, муж Карин, все же хочет узнать, кто должен ответить: ”В автомобиле что-то стучит, его везут в мастерскую, где меняют покрышки. Все равно стучит — добавляют масло. Опять стучит. И так до тех пор, пока мотор не заклинит. Никто не проверил ремень мотора. Кто ответит?"

Представитель Объединения пациентов Эстонии Анне Вескимейстер хотела посоветовать Карин обратиться в суд, но такую рекомендацию не дала: ”Судебное разбирательство для человека в таком состоянии — смертельный приговор. Мы уже видели такое, некоторые люди умирали прежде, чем их дело доходило до суда […] Передовая больница в таких случаях сама бы предложила пациенту разумную компенсацию, во всяком случае, извинилась бы”.

Руководитель Женской клиники Ида-Таллиннской центральной больницы Леэ Таммемяэ ответила, почему врачи недооценили жалобы Карин. ”По-человечески мне очень жаль, но не всегда удается поставить правильный диагноз сразу. Чем реже он встречается, тем выше вероятность, что правильное решение займет больше времени. Столь редкое наследственное заболевание сложно заподозрить, особенно если общее состояние пациента удовлетворительное, а проверенные показатели в норме. В случае с роженицами при таких симптомах пациентов проверяют в первую очередь на тромбоз легочной артерии и инфаркт”, — объяснила она.

Таммемяэ также подчеркнула, что сами роды не являются причиной разрыва аорты, речь идет о наследственном заболевании. Более того, даже при появлении симптомов диссекцию аорты можно и не заметить, к примеру, на рентгене.

Закладка
Поделиться
Комментарии