В том году был задержан первый государственный изменник в истории Эстонии - Херман Симм, это стало сигналом тревоги для КаПо. Пихл заявляет, что среди прочего он дал только что ставшему руководителем полиции безопасности Райво Аэгу распоряжение устранить с должностей всех работников, ранее сотрудничавших с КГБ, если такие еще остались. Принял ли Аэг соответствующие решения, Пихл не проверял, пишет Eesti Päevaleht.

"Я не стал совать свой нос в детали", - сказал Пихл, признавая, что у министра есть полномочия, чтобы это делать.

"Может быть, нужно было влезть. Но я доверял своим подчиненным, которые получили от меня соответствующие распоряжения", - говорит Пихл и отмечает, что подразумевает в первую очередь генерального директора КаПо Райво Аэга и его заместителя Александера Тоотса.

"Да, они не сделали работу, - говорит Пихл, который не помнит, был ли приказ письменным или устным. - Но я помню, что это был конкретный приказ".

Спустя некоторое время, когда Пихл уже был освобожден от должности министра, он случайно пересекся с одним бывшим сотрудником КаПо. Из их разговора выяснилось, что в полиции безопасности действительно были произведены перестановки в сфере персонала, таких работников отправили на пенсию, за исключением одного - Владимира Вейтмана. "Шпиона оставили! Спросите у них, почему они оставили шпиона", - возмущается Пихл.

Пихл захотел встретиться с журналистом с глаза на глаз после вопроса о том, почему он взял на работу задержанного на прошлой неделе по подозрению в шпионаже Вейтмана. Пихл проработал генеральным директором КаПо десять лет. Бывший министр решил поделиться воспоминаниями, по собственным словам, для того, чтобы воспрепятствовать кому-то, кто пытается свалить вину на него. "Газеты ведь так пишут, - говорит Пихл. - Но я знаю, как такие трюки делаются, кто-то хочет снять с себя вину".

Пихл повторил то, что он сказал на прошлой неделе: в КаПо в первые годы существования эстонского государства на работу взяли примерно десять бывших сотрудников КГБ, которых держали отдельно от остальных работников. Работники, в основном специализировавшиеся на технике и тайной слежке, по словам Пихла, с самого начала знали, что их на руководящие места не поставят.

В конце 1990-х стало известно, что Эстонии предстоит вступление в НАТО. Вновь встал вопрос о работниках КГБ. Полиция безопасности взяла на работу только что получивших образование людей, приобрела новую технику и изменила свои методы работы. "Поэтому нужно было решить, что делать с этими людьми", - рассказал Пихл, который тогда еще был генеральным директором КаПо. В результате нескольких обсуждений было принято решение подождать с дальнейшими шагами. Через несколько лет у большинства из тех, кто начал работу в КаПо в 1991 году, должен был накопиться 20-летний трудовой стаж.

Измененный закон о полиции позволял им с таким стажем получать полицейскую пенсию в размере половины зарплаты. Пихл считал тогда и считает теперь, что для людей без карьерных возможностей это было достаточным стимулом для того, чтобы второй раз не менять сторону и держать профессиональные знания при себе.

Ситуация резко поменялась в 2008 году, когда был задержан Херман Симм. Стоить отметить, что именно подпись Юри Пихла предоставила Симму доступ к государственной тайне.

После разоблачения Симма Пихл в качестве министра внутренних дел инициировал масштабные структурные изменения. То, какие именно перемены это подразумевало, было засекречено. Пихл утверждает, что среди прочего в рамках реорганизации он приказал новоиспеченному гендиректору КаПо Райво Аэго устранить с должностей всех работников, которые когда-то были связаны с КГБ.

Бывший генеральный директор полиции безопасности Райво Аэг, комментируя заявление Пихла, сказал, что, по его мнению, работу спецслужбы нельзя анализировать на страницах газеты. "Вы говорите о времени, когда министром внутренних дел был бывший генеральный директор КаПо. Возникает вопрос, почему же он тогда сам не принял соответствующие решения. В вопросе, нужно ли анализировать работу спецслужбы на страницах газеты, и в особенности, должны ли это делать бывшие работники, наши с ним мнения расходятся. Это не тема для общественного обсуждения. Это не какое-то заседание горуправы, подоплеку которого можно обсуждать, а отношения спецслужбы и министра внутренних дел, - возмущен Аэг. - Напоминаю, что многие решения КаПо являются государственной тайной. Пусть тогдашний министр внутренних дел расскажет, что он об этом знает, и затем можно будет действовать соответственно. Если его утверждение неверное, его можно будет опровергнуть, если верное, то подтвердить".