”В тот день, часов в 7-8 вечера, я с женой и приятелем отправился на улицу Виру, — рассказал Delfi находящийся сейчас в Германии Коробов, отметив, что решения Европейского суда пришлось ждать года четыре. — На самом деле мы там даже предотвратили одну драку между молодыми людьми. Защищали витрины магазинов, чтобы их не разбили. Вдруг с обеих сторон Виру пошла облава, мы никуда не побежали, потому что ничего предосудительного не делали… Жену отпустили, а нас с приятелем — лицом в асфальт. Так мы лежали минут пятнадцать”.

По его словам, потом его доставили в D-терминал, поначалу не били, заставляли сидеть в пыли на бетонном полу.

”До 2 часов ночи полицейские подходили только к тем, кто вставали с корточек, ведь дольше пяти минут было не выдержать, — вспоминает Коробов. — После пришли люди в черном, и вот они зверствовали, колотили всех подряд. За ними явились еще какие-то здоровые в штатском, неопрятного вида, нетрезвые. Вроде кайтселийтчики. Один из них приказал мне ”maha!” (”на пол”. — Ред.), я не подчинился — мол, кто ты такой? Он меня повалил связанного и стал бить ногами под ребра. Выпустили в 4 утра. Я поехал в больницу, зафиксировал побои, обратился в Центр информации по правам человека. Но в Эстонии добиться мне ничего не удалось”.

Коробов подчеркнул: ”Государство указало на защитников памятника и ”Ночной дозор”, как на врагов народа. И другие, посторонние люди, такие, как тот в штатском, могли делать с нами все, что хотели. Я пострадал даже не от рук полицейских, а именно от таких людей, правда, полицейские им не препятствовали. Мне ведь и шины потом прокалывали, и бизнесу мешали. А того человека государство попросту покрыло, ему ведь ничего за то, что избил меня, не было”.

В связи с ”бронзовыми” событиями Александр Коробов не проходил ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого.