На вопрос, почему тема пограничного договора между нашими странами активизировалась именно теперь, а 31 октября, как сообщил Delfi МИД Эстонии, в Москве пройдут первые рабочие консультации, он ответил: ”Очевидно, обе стороны так или иначе заинтересованы в урегулировании проблемных вопросов в российско-эстонских отношениях. Что ж, начало консультаций — это позитивный момент, хотя мне сложно говорить, что конкретно послужило причиной”.

”Москва должна еще раз напомнить…”

По мнению Коротченко, для начала надо наладить нормальный добрососедский диалог: ”Тем более, что Эстония заинтересована в том, чтобы ее сельхозпродукция поступала на российский рынок, чтобы поступали деньги от транзита, от морских перевозок. Но разрешить существующие проблемы может только наличие политической воли. Если действительно эстонские правоохранительные структуры, как сообщают информагентства, активно подключились к расследованию дела беглого главы Банка Москвы господина Бородина, значит, Эстония проявила добрую волю и ответственность при расследовании коррупционных преступлений, совершенных бывшими российскими олигархами”.

Коротченко: ”Но, конечно, мы в России все-таки считаем, что Москва должна еще раз напомнить эстонским властям о дискриминации русских граждан, наших соотечественников. О том, что не пресекается активность бывших фашистов, эсэсовцев (члены подразделений, команд и дивизий СС — это военные преступники, это решения Нюрнбергского трибунала, под которыми стоят подписи в том числе и Франции, Англии, США)”.

”Директивы формируются в Администрации президента РФ”

Может ли все это стать камнем преткновения в переговорах по границе? ”Мне кажется, что это должно учитываться, но самое главное — наличие доброй воли. О том, какие политические директивы имеет российский МИД, мне трудно судить, потому что я не имею доступа к секретным документам внешнеполитического планирования, но, очевидно, если есть какие-то политические директивы, они будут выполняться. Вопрос — что в них? И будут ли увязаны вопросы урегулирования договора еще с какими-то? Это знают конкретные люди в МИД, в Администрации президента, которые занимаются международными вопросами. Я бы даже сказал, что директивы формируются в Администрации президента РФ. Что конкретно сформировано, сказать трудно”.

Коротченко думает, что, если будут сняты все политические моменты, которые мешают, то будет подписан и пограничный договор: ”Но очевидно, что сегодня российско-эстонские отношения находятся в кризисе, их надо, безусловно, из него выводить. Посмотрим, как этот процесс будет осуществляться”.

Что отношения непросты — убедился на собственном примере

В том, что отношения между государствами непросты, Игорь Коротченко смог убедиться на собственном примере. 6 мая, когда он прилетел в Таллинн, чтобы на следующий день принять участие в публичной встрече в Международном медиаклубе "Импрессум" на тему "Хотят ли русские войны?", его задержали в аэропорту и в Эстонию не впустили.

Как пояснили тогда Delfi, Шенгенскую визу московского гостя Департамент полиции безопасности признал недействительной, ”поскольку было основание считать, что предполагаемая цель путешествия иностранца не соответствует его истинной цели".

Сегодня Коротченко рассказал порталу, что, тем не менее, продолжает по годовой многократной визе спокойно посещать страны Шенгенского соглашения. ”От Эстонии ни извинений, ни какой-либо иной реакции так и не последовало, — констатировал он. — Более того, не было никакой реакции даже на заявление российского МИД. В частных беседах определенные коллеги не исключили, что тот демарш был инициирован не Эстонией, а одним из западных посольств в Таллинне, скажем так. Но, кстати говоря, я рассчитываю уже все-таки приехать в Таллинн”.

Закладка
Поделиться
Комментарии