Почему уехали из России? По каким причинам?

Я уехал не по своей доброй воле. Точнее, конечно, по доброй воле — меня сюда не ссылали. Но причиной отъезда стало совершенно незаконное уголовное преследование. Меня обвиняют в оскорблении социальной группы по признаку принадлежности к православной религии. Но на самом деле это преследование связано с моей правозащитной деятельностью, а также с жесткой критикой органов государственной власти и церкви в Карелии. И меня уже дважды пытались упечь в психушку, хотя психически я совершенно здоровый человек.

Как это? Приходят люди и просто волокут вас в психушку?

Нет, не просто, конечно. А соблюдая некоторые формальности, такие как обращение в суд с ходатайством о принудительном помещении меня в психиатрическую больницу с целью обследования на предмет выяснения степени выраженности личностных девиаций. На самом деле, это просто попытка надавить на меня и лишить меня свободы на неопределенный срок.

То есть, все это с политической подоплекой?

Абсолютно. И дело Pussy Riot — это очевидное доказательство современных политических репрессий в России в отношении критиков власти.

Когда вы прибыли в Эстонию и почему в Эстонию? Вам кто-то посоветовал сюда приехать?

Нет-нет. Никто не советовал. Это мой собственный выбор. Я несколько раз был в Эстонии, у меня была эстонская виза, Эстония мне более или менее знакома, и поэтому я подумал, что здесь можно попытаться найти убежище. Прибыл я сюда в мае. И убежище попросил в мае, но пока мое ходатайство все еще рассматривается.

А вам знакомо дело еще одного блогера — Саввы Терентьева, который получил в 2011 году политическое убежище в Эстонии?

Да. Вчера Савва написал мне, и сегодня мы с ним встретились, я побывал у него в гостях. Так что теперь мы с ним познакомились.

Как вы думаете, вам предоставят политическое убежище?

Ничего не могу сказать пока по этому поводу. Но если бы я не надеялся, я бы не обращался. Я считаю, что у меня есть очень веские основания для предоставления убежища.

Я отказался от центра для беженцев, сейчас свободно передвигаюсь по стране, я ни на что не претендую — ни на какие пособия.

Каковы ваши планы — будете ли вы уже с территории Эстонии продолжать правозащитную или политическую деятельность в отношении России?

Это достаточно сложно — не будучи в России вести политическую деятельность. Но комментировать происходящее я буду, и буду следить за тем, что происходить и в России, и в Карелии.

А на что вы живете? Вам кто-то помогает? И планируете ли вы искать тут работу?

Конечно, у меня есть семья, которая мне очень сочувствует, родственники, которые мне помогают и относятся с пониманием к происходящему со мной. К тому же, я работал, у меня остались небольшие сбережения на черный день, который кстати и наступил.

Встречались с эстонскими властями?

Да, конечно. Меня выслушали. В отделе международной защиты работают очень милые люди, и я бы сказал, что они отнеслись ко мне и к моей ситуации с сочувствием.

Общались ли с кем-то из местного русского сообщества?

Нет, у меня нет никакого контакта с местными русскими.

Закладка
Поделиться
Комментарии