63-летнюю Инну судили за нанесение ущерба здоровью ее молодой соседки по дому — Хелен. Версия потерпевшей и обвинения сводилась к тому, что вечером 29 июля 2011 года между Инной, которая гуляла во дворе со своими двумя маленькими собачками, и Хелен, которая возвращалась домой и не закрыла за собой калитку, произошла словесная перепалка из-за собак. А потом Инна напала на Хелен, зажала между дверью, душила ее и выворачивали ей пальцы.

Что именно звучало в ходе словесной перепалки, Хелен не запомнила. Зато запомнила Инна. Виновной она себя не признала, показав на суде, что даже пальцем Хелен не трогала. По ее словам, собаки действительно не были на поводке, и Инна попросила девушку закрыть за собой калитку. "Ты будешь закрывать, ответила мне Хелен, разговор шел на эстонском языке. Я спросила ее, с каких пор мы с нею на "ты"? Она — я буду всегда говорить "ты", и ты будешь всегда делать все, что я скажу, потому, что я эстонка, а ты русская, и убирайся отсюда, русская свинья! Я сказала ей, что русская земля большая, мне есть куда ехать, но за грубые слова надо отвечать здесь, в Эстонии. Собаки испугались ее крика, побежали домой, я — за ними. А Хелен сразу ушла за калитку, села на капот своей машины и стала кому-то звонить".

Перед тем, как зачитать резолютивную часть приговора, судья привела мотивы суда. "Суд нашел, что вина Инны доказана, в этом у суда сомнений не было", — сказала она. К слову, прямых свидетелей в деле нет. Единственный, кто утверждает, что хоть что-то слышал, это муж Инны — Карл. "Я слышал слова Хелен — …потому, что я эстонка", — сказал он, давая показания в зале суда.

По статье, которую вменили Инне, предусмотрено наказание в виде денежного взыскания или тюремного заключения до трех лет. Судья отметила, что, поскольку пенсионерка Инна доказала свою неплатежеспособность, остается тюремное заключение, а, так как Инна ранее не судима, то можно наказать условно.

Инне дали 1 год и 6 месяцев условно с 18-месячным испытательным сроком, а также обязали выплатить 435 евро в качестве принудительного платежа за преступление второй степени.

Гражданский иск Хелен на сумму 1300 евро — "за страх и унижение" — суд не удовлетворил. "Хотя вы устно и заявили, что ощущаете последствия этого нападения, но они не доказаны", — подчеркнула Партс. На суде Хелен подтвердила, что к врачу после того июльского происшествия не обращалась.

Инна сказала Delfi, что обязательно обжалует приговор: "Ни одного прямого доказательства нет. Так ведь каждый может придумать уголовное дело, "подключив" врачебную справку (фото, так сказать, повреждений Хелен следователь сделал несколько дней спустя), в которой зафиксированы царапины, вызвав полицию якобы после нападения, позвонив родственнику и крича, что напала соседка".

Инна уверяет, что, когда по вызову Хелен к ним во двор приехала полиция, она написала свою объяснительную, но теперь даже не знает, где этот документ.