Знаменитый российский журналист добавил, что такой человек должен пользоваться любовью и уважением, быть совершенно не скомпрометированным, не замазанным, с одной стороны, сильным контактом с властью, с другой — Западом, западными грантами, пособиями.

Разве подобная фигура — не такая же утопия? "Нет. У нас много интересных, умных, порядочных людей. Вопрос не в том, есть ли такой человек, вопрос в его явлении миру, некой раскрутке. Это как в исламе — скрытый имам. Нужно, чтобы он просто проявился. И в ближайшие годы он проявится, потому что страна уже готова к этому, есть большой класс людей, которых никто не представляет".

По словам Константинова, поддержка Путина упала не только в Москве, но и в Питере, потому что это самые сытые города России: "С высокими зарплатами и более-менее приличным уровнем жизни. То есть у людей уже есть возможность думать о развитии, о судьбах мироздания. А провинция живет достаточно бедно, зависит от правительства, от разных дотаций. Она боится потери поддержки, перемен. Как бы то ни было, но зарплаты врачам и учителям все это время росли".

Журналист продолжил: "Людей, которым не нравятся Путин и "Единая Россия", у нас много, но при этом им и оппозиция достаточно сильно не нравится. К тому же она очень разнородна, часть этих ребят сильно себя скомпрометировала — тот же Касьянов или тот же Немцов, которые уже были во власти. Или одна из новых лидеров оппозиционного движения госпожа Ксения Собчак. На нее какие-нибудь врачихи с ужасом смотрят и говорят — ну, что мы за это вот будем отдавать голоса?!"

Как отметил Константинов, имеющаяся оппозиция оседлала эту волну — митинговое движение, — но у нее все равно ничего не получится, потому что народ выходил на митинги не из-за нее, а из-за своих взглядов, совести и убеждений.

"В Петербурге сегодня все спокойно, да и вчера было. И это не в малой степени связано с тем, что, несмотря на тошнотность оппозиции в Москве, там хоть какие-то фигуры есть, а в Питере вся эта оппозиционная публика — вы даже не представляете себе — насколько никакая", — подытожил Андрей Константинов.