"Я бы сделала все возможное, чтобы мои дети сохранили язык, причем не просто так, в магазине и где-нибудь в ресторане объясниться, а чтобы они чисто говорили по-русски, чтобы они могли великую русскую литературу читать в подлиннике, чтобы они могли понимать шутки по-русски, юмор понимать, чтобы в театр могли пойти. Это для меня было бы в высшей степени важным", — отметила Алексеева.

Возможно ли без русской школы такое сохранение? "Что я наблюдала в Америке. Первая эмиграция, послереволюционная, это уже не те, кто эмигрировали и даже не их дети, а уже их внуки, так вот они чисто говорят по-русски. Хотя в Америке есть одна единственная русская гимназия. Не знаю, как они это делают. А вот те, кто сейчас уехали, они дома говорят по-русски, дети понимают, но они идут уже в английскую школу и уже не хотят говорить по-русски, они говорят по-английски. В общем, язык умирает. И виноваты родители. Раз вы попали в иноязычную среду, вы должны делать какие нужно усилия, пусть колоссальные, и затраты, и влияние, и как хотите, чтобы они сохранили язык".

Правозащитница подчеркнула: "Если мой ребенок не только утратит, но просто даже снизится знание родного языка, я буду переживать это как личную трагедию".

Смотрите, как Людмила Алексеева рассуждает о русском языке и его сохранении в иноязычной среде, а также почему она думает, что после выборов президента России может пролиться кровь:

Закладка
Поделиться
Комментарии