По его словам, как историк он пытается заниматься историей в том ключе, чтобы ее толкование больше не было в Эстонии линией водораздела между русскими и эстонцами.

У вас русский язык уже с эстонским акцентом, на замечали?

Нет, пока не замечал.

Как, по-вашему, нужна ли учащимся русской школы Эстонии история русских?

Безусловно, это было бы очень интересно, хотя в школьной программе отдельно такой темы нет. Но русский человек, живя в Эстонии, мог бы сохранить свой идентитет, культурные корни. Это не значит, что он должен видеть своей родиной Россию. Он может оставаться русским в Эстонии, быть гражданином Эстонии, быть к этой стране лояльным.

В какой мере история русских сейчас присутствует в программе?

В курсе основной школы есть раздел «История России». Но особого упора не делается, он делается на историю Эстонии. Все зависит от учителя истории в русской школе. Он по идее мог бы по своей инициативе немного больше освещать вопросы вклада русских в развитие культуры Эстонии.

О вкладе русских как нации в мировую историю и культуру на уроках, как я понимаю, ни слова?

Если об этом говорится, то наравне с другими странами Европы.

Достаточно ли этого для сохранения своих корней?

Программа преподавания истории в Эстонии — общая для всех школ. Поэтому, повторяю, все зависит от учителя.

Лично вы на уроках останавливаетесь более подробно на истории русских?

При поддержке Министерства образования и науки я издал недавно брошюру «Русские в Эстонской Освободительной войне»...

Извините, я все же хочу спросить не столько об истории русских в Эстонии, сколько об истории русских как таковых? Русский мир ведь огромен. Рассказываете детям о Рюрике, Ярославе Мудром и так далее?

Людям, живущим в Эстонии, необходимо знать прежде всего историю своей страны. Что касается истории России, то для каждого ученика это вопрос индивидуальный. Если хочет это изучать более подробно, то — мир открыт. Он может обратиться за советом к учителю, тот поможет найти дополнительную информацию.

По-вашему, русская идентичность может сохраниться, если учитель не видит смысла давать в русской школе в Эстонии историю России шире, чем это предполагает учебная программа?

Это абсолютно возможно, потому что русские в Эстонии, странах Балтии — это уже особый субэтнос, как в свое время были балтийские немцы.

Ваш посыл таков, что местным русским надо быть субэтносом на основе эстонской культуры, сохранять язык, балалайки, пляски, песни — и, собственно, все?

Нет, неверно. Они все равно сохраняют связь с Россией посредством того, что индивидуально читают литературу, спрашивают у учителя.

А если не читают?

Если не читают, значит, как бы... Дело в том, что образовательный процесс начинается еще в семье. Как семья сама захочет, так и будет.

То есть семья, если что, должна привезти из России книжки про того же Ярослава Мудрого, и пусть ребенок читает. Правильно?

Семья — это основа.

Когда вы рассказываете о Второй мировой войне, словосочетание «Великая Отечественная» тоже произносите?

«Великая Отечественная война» - это искусственный термин, который Сталин употребил для того, чтобы привлечь на свою сторону русский народ, который по сути воевать за коммунистов не хотел. Все знают, что на стороне безжалостного врага - нацистов — воевало больше миллиона советских граждан. Я говорю о Великой Отечественной войне как о части Второй мировой в рамках советско-германского конфликта.

Какую тему сложнее всего преподавать на уроках истории в русской школе?

Возможно, момент оккупации стран Балтии. Трудно объяснить детям, почему Эстония, Латвия, Литва сдались без боя.

А что, дети спрашивают, почему эстонцы сдались без боя, почему не дрались, как, например, Финляндия?

Нет, они просто слушают. Надо рассказывать так, чтобы у детей создалось правильное впечатление и чтобы было правильное понимание ситуации. У взрослых людей сейчас, к сожалению, отсутствует общее понимание, и очень часто оккупацию называют добровольным вхождением в СССР. Это на самом деле кощунство. Факты, основанные на источниках, говорят именно об оккупации. Решение подписать договор о размещении советских войск на территории Эстонии Пятс принял в узком кругу советников, народ не решал. Таким образом Пятс хотел сохранить народ Эстонии от мировой бойни, но получилось гораздо хуже.

Сталкиваетесь ли вы на уроках с дискуссионным моментом, когда дети не соглашаются с вашими трактовками?

Нет, такого у меня не было. Дети понимают ход моей мысли, понимают, как и что происходило.

То здесь, то там приходится слышать, что история может объединить общество Эстонии, но у некоторых учителей в русских школах есть еще проблемы с преподаванием этой самой истории. Что имеется в виду, как вы полагаете?

Может, старая советская ментальность. Имперское мышление: все, что было, в советское время, это нормально, а то, что происходит сейчас, ненормально. Это постсоветский шовинизм. Я лично с этим у учителей не сталкивался, но, возможно, имеют в виду именно это.

Для справки

Игорь Копытин — унтер-офицер в отставке, в 2005 году окончил Таллиннский педагогический университет по специальности «Учитель истории и граждановедения», сейчас - докторант, занимается в основном военной историей, тема докторской работы «Национальные меньшинства в Эстонской армии в 1918-1940 годах».

С 1 сентября этого года работает учителем. На эстонском языке преподает шестым-двенадцатым классам в двух столичных русских школах: историю и граждановедение - в Ласнамяэской гимназии, начальное военное обучение - в Таллиннской гуманитарной гимназии.