В конце сентября Delfi затронул тему политической этики в связи с распространением газет Pealinn/"Столица", которая издается на деньги таллиннских налогоплательщиков, но распространяется фактически по всей Эстонии. Так правящая в главном городе страны Центристская партия получает дополнительную площадку для политической пропаганды, которой в газете немало. Этичной такую практику назвать нельзя.

Материал Delfi вызвал бурную реакцию, и тогда мы решили поговорить о политической этике с представителями различных партий.

Первым на вопросы отвечает председатель Нарвского горсобрания Михаил Стальнухин (Центристская партия).

Как вы понимаете словосочетание "политическая этика"?
Из существующих определений политической этики мне больше всего нравится такое: политэтика — это совокупность ценностей и норм, правил и этикетов, регулирующих деятельность лиц, активно действующих в сфере политики. Это определение универсально, и, опираясь на него, можно твердо заявить, что политэтика в Эстонии наличествует.

Как, по-вашему, ваша партия грешит нарушениями политической этики? Можете ли привести какой-либо общеизвестный пример?
Когда Индрек Таранд выходит на стадион в футболке, на которой красуются надпись "Коммуняк в печь!" и перечень конкретных имен и фамилий — предположительных кандидатов на скорую и безжалостную кремацию, то он действует в соответствии со своими ценностями и нормами. Это его политэтика, которая несколько лет спустя привела его в Европейский парламент.
Но когда министр обороны Яак Йыэрюйт, в чьем ведомстве трудится будущий евродепутат Таранд, подает в отставку из-за демарша своего подчиненного, то это уже его (с ударением на слово "его") личные приоритеты, его политическая этика.
Таких примеров из практики партий, депутатов, министров и президента — сотни. Они легко доказывают, что, в соответствии с правилами политической этики Эстонии, допустимо все. Президент может для одной аудитории говорить, что русские — это богатство страны, а в другой сообщать, что русский — язык оккупации. Министр может парковать свой служебный автомобиль на место инвалида и даже положить под стекло соответствующий знак. Депутат парламента может представить к оплате из госбюджета счет за пиццу, заказанную посреди ночи. И так далее — до бесконечности.
То есть правило политической этики Эстонии существует в единственном числе, и оно гласит, что, повторюсь, допустимо все. Все укладывается в это понятие "политическая этика", поскольку это "все" никак не мешает политикам быть активными и успешными.

Что касается вашей партии, вы из соображений политкорректности не ответили или как?
За меня это сделают другие. Думаю, в желающих недостатка не будет.

Как (и можно ли вообще) добиться в Эстонии того, чтобы правила политической этики нарушались как можно реже?
Исправить эту ситуацию, ввести некие этические нормы для партий и их представителей, более того — заставить их придерживаться этих норм — невозможно. Прецедентов нет!
Мы живем в стране, в которой не "работает" даже Конституция. Где-то в Основном законе сформулировано, что никто не может рассматриваться в качестве виновного до вступления по отношению к нему в силу приговора суда. И более того — запрещается покушаться на честь и доброе имя кого бы то ни было. Ну и что? Газеты и другие СМИ заполнены облыжными обвинениями от края до края. Стоит полиции "спустить" порцию еще не проверенного компромата, как это тут же становится всеобщим достоянием. А как же права, о которых вещает Конституция?
В заключение: политическая этика Эстонии являет собой столь универсальный свод зачастую взаимоисключающих правил, норм и ценностей, что допускает любое проявление политической активности, ведущее к успеху. Иными словами — никаких правил нет. Нарушать нечего.