ВОПРОСЫ
:

1. В начале 90-х наша система образования считалась одной из лучших в мире. Это подтверждали не только медали старшеклассников на международных предметных олимпиадах, но и то, что наши троечники в финской или в американской школе выбивались в отличники. Теперь мы сетуем на недостаточное качество образования. Почему?

2. Назовите самое слабое звено в нашем образовании?

3. Cледует ли разделять основную школу и гимназию?

4. Значит ли разделение, что для девятилетки будет свое здание, своя администрация и свои учителя, а для гимназии — свои? А как быть, к примеру, с Французским лицеем?

5. Вы согласны с тем, что гимназии, не входящие в число лидеров (а их около 100), надо закрыть?

6. Кто будет решать вопрос о закрытии?

7. Останутся ли после этой реформы русские гимназии?

8. Куда пойдут 15-16-летние выпускники основной школы, не попавшие в гимназию?

9. Через десять лет единый госэкзамен — выпускной за гимназический курс и одновременно вступительный в университет — предлагается отменить. Выходит, эксперимент провалился?

10. Известны ли примерная стоимость реформы и ее сроки?

11. Не станет ли в итоге обучение в гимназии платным?

ТЫНИС ЛУКАС:

1. У нас сильная основная школа. По результатам международного исследования PISA, лишь 8% учащихся получили за тесты по дисциплинам, связанным с природой, 1 балл из шести возможных. Средняя оценка на госэкзаменах в большинстве гимназий выше 60 баллов. Но есть много школ, где средний балл 50, а то и ниже. Тревожит столь большая разница в уровне гимназической подготовки. Гордиться тем, что мы в среднем умнее американцев, не стоит: это естественная обязанность маленького народа. Надо смотреть в будущее: учитывать уменьшение числа учащихся, дефицит учителей по многим дисциплинам и то, что учебная программа должна постоянно совершенствоваться. Надо ориентироваться не на содержание образования, а на его сохранение.

2. Важно движение от одной ступени к другой. Основное образование — самое важное и однородное. Вторая ступень — гимназии и профшколы. Для первых основное — подготовка к вузу. Профшколам надо добавить дополнительные годы, чтобы их выпускники тоже могли попасть в вуз.

3. У основной школы и гимназии — разные задачи. Первая должна быть доступна всем. Гимназии необходима широта выбора и достаточный уровень для поступления в вуз. Отсюда разные требования к учителям. Сейчас многие сельские школы вынуждены закрывать гимназические классы из-за нехватки учеников. К 2012 году подростков этого возраста будет на треть меньше. Сохранение таких гимназий в неизменном виде приведет к тому, что родители с раннего детства будут отправлять детей в город, где есть гимназия.

4. C 2012 года основная школа и гимназия должны быть разделены. Видимо, cохранятся исключения. В случае с Реальной гимназией или Французским лицеем логично наличие прогимназии (7-9 кл.) Возможны и региональные исключения. На местном уровне решения будут принимать муниципалитеты. Им же и решать вопрос с помещениями. Ясно лишь, что руководство должно быть разное. Вопрос об исключениях обсуждается.

5. Сейчас в Эстонии 75 гимназий, в которых в 10-12 классах всего одна параллель. Когда учащихся станет на 30% меньше, они попадут в группу риска. Разумно было бы объединить и маленькие гимназии в городах, чтобы сосредоточить в них лучших учителей. Речь не о закрытии гимназий, а о создании условий, при которых самоуправления закроют гимназические классы своих школ. Основные школы останутся.

6. С 2010 года вводится новая учебная программа, содержащая конкретные требования для школ, а с 2012-го самоуправления обязаны выполнять требования, предъявляемые к гимназиям. Если гимназия их не выполнила, лицензия на обучение не обновляется.

7. Русские гимназии, безусловно, останутся там, где 60% предметов преподается на эстонском языке, так как переход на частичное преподавание на госязыке заканчивается в 2012 году, когда планируется и разделение основной школы и гимназии. Во всех местах компактного проживания неэстонского населения — в Таллинне, Нарве, Тарту, Кохтла-Ярве, Cилламяэ, Валга — из-за сокращения количества учащихся стоит объединить маленькие школы. Я бы советовал создавать русские лицеи с 3-5 параллелями, где можно соcредоточить сильнейших учителей. Они могли бы стать своего рода культурными центрами.

8. В профшколу. Cовременные и хорошо обустроенные есть повсюду: в Нарве, Таллинне, Cилламяэ, Кохтла-Ярве, Тарту, Пярну и Валга.

9. Это не эксперимент: во многих странах единый экзамен является механизмом контроля знаний. Я действительно считаю, что в дальнейшем стоит отделить экзамен об окончании гимназии от вступительного в университет. И оканчивать гимназию без госэкзамена.

10. Cрок "развода" основной школы и гимназии — 2012 год, когда в связи с cокращением числа учащихся на треть правительство проведет перестройку сети. Это повлечет за собой расходы.

11. Учеба в муниципальных и государственных общеобразовательных школах платной не станет.

ПЕЭТЕР КРЕЙЦБЕРГ:

1 .Начнем с детских садов. Их финансирование у нас оставляет 25 % от среднего по ЕС. Основная школа и гимназия финансируются на 50% от среднеевропейского уровня. Во многих школах отсутствуют современные условия обучения. Хотя международные исследования высоко оценивают нашу школу, но у нас отсев из основной школы гораздо больше, чем, например, в Финляндии и Словении. Маленькие гимназии не могут предоставить учащимся достаточного выбора предметов, туда не идут молодые педагоги. В высшем образовании мы сильно отстали. Финансирование же вузов соответственно составляет 40% среднего по ЕС. 4340 самых способных молодых людей учится в вузах Европы или России. Выпускники элитарных гимназий едут учиться за рубеж целыми классами, что создает большую опасность будущему нашего образования. Повышением квалификации у нас охвачено 7% населения против 20-30% в Cкандинавских странах и 10,5% в среднем по ЕС, а финансирование этой сферы у нас в 10 раз меньше, чем в ЕС. С учетом теперешней экономической ситуации положение критическое.

2. В самом тяжелом положении детские сады и сиcтема повышения квалификации. Плохо, что гимназия слишком массовая: туда идет 70% выпускников основной школы. И многих берут лишь исходя из денежной выгоды (поголовное финансирование).

3. Основой образования должна быть сильная основная школа и отдельно от нее функционирующая гимназия. В нормальной гимназии должно быть 4-5 параллелей, чтобы предоставить учащимся достаточно широкий выбор и обеспечить работой учителей. В местах менее плотного расселения может остаться и средняя школа с 1-12 классами, к которой на гимназической ступени может добавиться профессиональное направление.

4. Положение в городе и на селе разное. В Швеции во многих местах основная школа и гимназия находятся в одном доме, но с разным руководством и разными учителями. Другой вопрос — нужна ли нам основная школа Французского лицея с 1-го класса. Я не поддерживаю набор в 1-й класс по конкурсу, и многие родители разделяют мою точку зрения.

5. 100 — не точное число, но гимназии, в каждом классе которых учится всего по нескольку десятков человек, не заслуживают этого названия. Качество образования нужно связывать с более важными вещами, не такими, как близость школы к дому. Следует рационально использовать школьный транспорт и школьные интернаты. Необходимо разработать четкие требования к гимназиям — от учебных программ до квалифицированных учителей и соответствующей среды, чтобы решить, у какой гимназии есть перспективы, а у какой — нет. Я не удивлюсь, если из 232 теперешних гимназий через 10 лет оcтанется 100. Ведь учащихся в гимназии становится все меньше.

6. К решению должны быть привлечены местные самоуправления, родительские организации и министерство образования.

7. Абсолютно уверен: ДА. И не считаю верным и реалистичным эстонизацию гимназий с русским языком обучения.

8. В профшколы. Я поддерживаю образование до 18 лет и не советую ни одному выпускнику основной школы идти работать. Даже у тех, кто по каким-то причинам не смог окончить основную школу, должна быть возможность приобрести основное образование при профучилище.

9. Лично я нахожу систему единого госэкзамена неверной. В гимназиях дисциплины изучаются в очень разных объемах и неразумно проверять результаты с помощью одинаковых заданий. Проверять зрелость выпускника нужно в самой школе и по минимуму. Для желающих же продолжить обучение в вузе можно организовать экзамены второго уровня, которые должны быть признаны университетами.

10. Нет, но мы топим и освещаем полупустые здания. Вместо этого мы можем оснастить школы современными учебными средствами и повысить зарплату учителям.

11. Я категорически против этого и не поддерживаю приватизацию школ, как это сделали в Кейла.

МАЙЛИС РЕПС:

1. В Финляндии или Швеции некоторые дела решены лучше. Сегодня проблема образования остро встала на повестку дня, так как дети, появившиеся на свет в период наибольшего падения уровня рождаемости, оканчивают основную школу, приходят в гимназию и вот-вот начнут поступать в вузы. Из-за почти двукратного уменьшения числа учащихся образование не может оставаться неизменным. Государство должно решать, во-первых, ЧТО оставлять и основательно финансировать, во-вторых, требовать высокого качества, в-третьих, разрешить принимать решения на месте. О том, что и как делать, сейчас идет дискуссия.

2. Нерешенных проблеем много: часть детей приходят в школу неподготовленными, на ранней стадии обучения не выявляются дети с особыми потребностями, велик отсев из основной школы (особенно мальчиков), мы не умеем поддерживать ни отстающих учеников, ни особо талантливых. Поэтому следует существенно улучшить уровень обучения в детских садах. Мы не определились, чего ждем от гимназии и чего от профшколы. Если гимназия должна готовить к университету, то это не всем по плечу и не всем надо. Если она должна дать возможность учащимся определиться, не покидая дома ради учебы в профшколе, другое дело. Эта неясность — результат противоречий в политике образования. Вузам же в ближайшие два года придется работать в условиях, когда студентов будет в два-три раза меньше. Образование взрослых у нас тоже слабее, чем в Европе и США.

3. Разделить гимназию и основную школу предложили работодатели. В Европе нет системы 1-12 классы. Там есть 1-6, 7-9 (прогимназия) и 10-12 (гимназия). Ответить, каким путем пойдем мы, можно только основательно все взвесив. Практические же решения (автобусы, учебные пособия, общежития-интернаты и пр.) следует принять до того, как разделить две ступени законодательно. Но до этого надо решить, какова цель: уменьшить число школ, сэкономить деньги, заставить больше учащихся идти в профшколу, собрать дефицитных учителей в крупных центрах, открывать гимназии только на эстонском языке или чего-то еще? Пока я не вижу цели и потому не верю, что разделение будет успешным.

4. Физическое разделение основной школы и гимназии в столичных условиях проще всего: одна из рядом стоящих школ будет основной, другая — для старшеклассников. А c системой школ с углубленным изучением отдельных предметов (существует почти 50 лет) надо определиться прежде, чем менять законы.

5. Мне неясно, чего хотят достичь на уровне среднего образования. Если нужна базовая школа, дающая современную подготовку, выпуская активных и умелых людей, то необходимо обязательное среднее образование. И только потом учеба: для одних — в ПТУ, для других — в университете. Обязательное среднее образование можно давать и в маленьких школах, а если школа не отвечает требованиям, вопрос должен решаться индивидуально. Ломать систему из-за этого не надо. Такие решения не на пользу нашему образованию, а лишь порождают напряженность и недовольство.

6. Закрывать школы следует, если не хватает учеников или учителей. При больших государственных реформах закрытие себя не оправдывает, т.к. на расстоянии не видно своеобразия той или иной школы. Боюсь, в этом случае исходят из политических предпочтений. Те, кто решает, будучи сами политиками, не могут быть свободны от политических предпочтений.

7. У меня тот же вопрос. Разделение основной школы и гимназии вполне может иметь целью решать на правительственном уровне, сколько русских гимназий оставить. В этой ситуации русские гимназии должны быть сверхсильными. Поэтому несколько лет назад я начала создание русских лицеев. Эстонии очень важен прирост русскоязычной элиты, иначе наиболее талантливая неэстонская молодежь рассеется по миру. Ликвидация образования на русском языке более чем опасна, так как чревата межнациональной нестабильностью. Даже в США открывают все больше школ с испанским языком обучения, чтобы укрепить государственное единство.

8. В профшколу. Потом при желании можно поступить в вуз.

9. Республиканские экзамены себя не оправдали. Они мешают по весне учебной работе, а подготовка к ним часто превращается в элементарное натаскивание и зубрежку. Единые выпускные экзамены можно проводить в школе, а вступительные — отдельно и лишь для тех, кто собирается учиться дальше. И по тестам, в которых могут быть вопросы сразу по нескольким дисциплинам.

10 .Сегодня я не вижу ни целей реформы, ни денежной калькуляции. Полагаю, это дорого.

11. Платное образование — постоянное желание реформистов, этого нельзя допуcтить. Иначе многие способные молодые люди не смогут получить образование, а менее способные пополнят криминогенную среду. Преступность же обходится обществу дороже, чем образование.

Глазами практика

ИГОРЬ КАЛАКАУСКАС, учитель Тынисмяэской реальной гимназии

1. Это результат шараханий, охвативших всю систему образования. Предоставив школам широкие возможности, министерство устранилось от направляющей роли. Наш рейтинг на международной арене сложно оценить, так как репрезентативная выборка школ и учеников напоминает лотерею.

2. Школьное образование не дифференцировано, в гимназической программе много необоснованных требований к учащимся, большинство старшеклассников не владеет современными инфотехнологиями.

3. Рано или поздно это придется сделать. Гимназии должны быть узкопрофильными (гуманитарными, реальными или ориентированными на изучение инфотехнологий). Подготовительную работу надо начинать класса с 7-го, то есть логично открывать прогимназии.

4. В идеале нужна стройная система — от детского сада до гимназии. Но сбалансировать ее очень сложно, так как среди педагогов вряд ли найдется достаточное количество одержимых профессионалов. Французский лицей держится на харизматической личности одного человека — Лаури Леэзи, беззаветно преданного педагогике. После его ухода вряд ли удастся найти ему достойную замену.

5. Спорный вопрос — кого считать лидером. Если судить по результатам госэкзаменов — это одно. Но мне известны гимназии, где баллы не столь впечатляющи, но царит дружелюбная атмосфера и комфортная среда. Цифры не всегда отражают реальное положение дел.

6. Подозреваю, что здесь не обойдется без каких-то подковерных сделок и манипуляций.

7. Если этот процесс начнется при господине Лукасе, то, скорее всего, большинство русских гимназий обвинят в некомпетентности: ведь значительная часть русских педагогов не дотягивает до жестких требований по госязыку. То есть у Минобразования будут все основания гимназии закрыть. Эти меры могут стать более эффективными, чем облавы Языковой инспекции.

8. Туда, где найдут место. Не исключено, что начнут открывать частные училища с русским языком обучения. Для русскоязычной молодежи это тяжелая и опасная социальными взрывами ситуация.

9. При введении единого госэкзамена были слишком большие ожидания. На деле он создал патовую ситуацию в учебном процессе школ, обезличил абитуриентов для вузов и способствовал возникновению дикой и бессмысленной гонки.

10. На плохо продуманные реформы в образовании уже угроблены миллиарды крон. Можно не сомневаться, что и эта влетит в копеечку.

11. Вряд ли на это решатся политики.