„Никакой глобальной цели тут нет, обычное вредительство“

Семья IT-специалистов из России, которые три года живут в Таллинне и имеют вид на жительство, признается, что в ужасе от происходящего.

„Мы уехали из РФ не просто так. За первый год, во время которого можно растаможить машину дешевле, мы не смогли определиться, остаемся мы тут или нет. Но после всех этих законов против россиян, которые против войны, которые уехали, бросили тоже все, которые хотят всем показать и доказать, что они не поддерживают режим, мы хотим уехать из Эстонии точно. Оппозиция рассказывала нам о толерантной и свободной Европе. Но это точно не про Эстонию“, — делятся россияне.

IT-специалисты всерьез рассматривают вариант переезжать. „Собираем чемоданы и сваливаем“, — не сдерживают эмоций россияне.

„Большинство российских машин в Эстонии — это недавно прибывшие сюда специалисты. Как раз те, кто не поддерживает ни российский режим, ни войну. Которые поддерживают и саму Украину, и ее беженцев словом и делом, — делится россиянка Арина, которая живет в Таллинне несколько лет. — А для политиков получается, что любой россиянин в Эстонии — это опасность, которую надо каким-то способом, шаг за шагом, изгнать. Это же дискриминация, но если к россиянам, то можно. Нет слов“.

Арина рассказывает, что за все эти годы передвижения по стране на автомобиле с российскими номерами видела не так уж и много похожего транспорта.

„Сколько этих машин тут. Кот наплакал, — озадачена она. — У меня трое детей, без машины нам придется очень сложно. На перекладных?“ (Министерство внутренних дел затруднилось ответить, какое количество автомобилей с российскими номерами находится на территории Эстонии - прим. RusDelfi).

Алексей — гражданин Литвы, проживающий в данный момент в России. „Моя жена - гражданка РФ, ребенок имеет два паспорта. Поскольку мои родители живут в Литве, мы два раза в год ездим их навестить, они очень скучают по внучке и нам. Делаем мы это на своем авто с РФ регистрацией, — рассказывает мужчина. — Поскольку путь долгий, делать это на автобусе очень некомфортно, весь маршрут занимает только на машине четырнадцать часов, на автобусе и того больше. По сути у нас отрезали все возможные пути связи с родными, остался только автобус, и кто знает, что безумным политикам придет еще в голову“.

Алексей считает, что такие решения имеют одну цель. „Напакостить простым людям. Никакой глобальной стратегической цели тут нет, обычное вредительство. А самое смешное, что это вредительство порой вредит своим же гражданам“.

Коллаж

„Никак не поможет выиграть войну“

Руководитель Reforum Space Николай Артеменко считает, что не имеет права комментировать решения эстонских властей и решения Евросоюза. „У меня на это нет никакого права, потому что я в Эстонии гость, Эстония предоставила мне визу, по которой я живу здесь год. И те решения, которые принимаются в стране, должны обсуждаться гражданами Эстонии. Но я считаю, что мера по запрету въезда автомобилей с российскими номерами и их конфискации — мягко говоря, непродуманная и бюрократическая“.

Николай сам ездит на автомобиле с российским номерами уже полтора года, с марта 2022 года. „Я не могу переставить эстонские номера, потому что у меня виза D. И то, что у меня отберут мою машину и я не смогу передвигаться по территории Эстонии, не смогу ездить от работы до дома на ней, это никак не приблизит и не поможет выиграть войну, не поможет Путину уйти со своего поста. Это мера, которая, как мне кажется, достаточно популистская“, — отмечает Николай.

„Меры по отъему машин у людей, которые находятся здесь, у которых нет миллиардов, у которых это — единственный транспорт и которые здесь находятся по необходимости, не потому, что я хочу ходить в Зару и Макдональдс, а потому что, если я вернусь, меня, в лучшем случае, посадят в тюрьму, притом на долгий срок.

Надеюсь, что Эстония не будет следовать четкой букве закона, которую предлагает Еврокомиссия, а все-таки не станет изымать автомобили у тех, кто находится на территории страны“.

Николай отмечает, что власти сами впустили на территорию Эстонии такой транспорт. „Не лесом мы сюда попали. Все легально. Откуда я мог знать, что закон будет принят через полтора года? Что мне теперь с этим делать?“ Руководитель Reforum Space считает, что такая мера контрпродуктивна и никак не поможет приблизить окончание войны. „Выглядит так, что хотят отыграться на тех, до кого могут дотянуться“.

„Надежда только на здравый смысл“

Беженка Ольга ездит в Эстонии на машине с украинскими номерами. К нововведению относится с одобрением, но делает замечание, что будет неправильным конфисковать авто у тех, кто уже находится на территории Эстонии. „У этих людей есть виды на жительство, здесь семьи, они же осознанно уехали из России. И вернуться многие не могут. Что им делать?“ — рассказывает беженка и делится, что дружит с несколькими таким семьями. „Я знаю, насколько сильно они переживают по поводу войны, и мне неприятно думать, что их это коснется“, — отмечает Ольга.

В социальных сетях бурно обсуждают новое ограничение.

„Логический анализ ситуации и здравый смысл говорит - это только начало, дальше будет хуже“.

Сейчас владельцы автомобилей с номерными знаками РФ ждут решения правительства Эстонии и „надеются на здравый смысл“. Но рассматривают варианты, что делать с транспортом дальше. У многих возможности выехать обратно в Россию нет.

Еще больше информации про конфискацию машин с российскими номерами, читайте ЗДЕСЬ.

Читайте RusDelfi там, где вам удобно. Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram, Instagram и даже в TikTok.

Поделиться
Комментарии