Премьер-министр также признала, что после взрывов на газопроводе „Северный поток“ необходимо решить вопрос о безопасности силовых кабелей Estlink 1 и Estlink 2, соединяющих Эстонию и Финляндию.

Меняет ли сказанное Путиным точку зрения Эстонии и наши действия?

Не меняет. Как мы уже говорили, мы никогда не признаем эти псевдореферендумы и путинскую интерпретацию истории. Это явная узурпация территорий силой, и мы ни в коем случае этого не признаем.

Изменилось ли что-нибудь во взглядах лидеров Европейского Союза? Стала ли их позиция более резкой после последних действий Путина?

Все говорят, что Путин явно эскалирует ситуацию и выводит ее на новый уровень. Конечно, это угроза для всех, и мы обязательно обсудим это на неформальном саммите на следующей неделе.

Что будет в восьмом пакете санкций?

[Вариантов] осталось немного. У Европейского союза есть, прежде всего, экономические инструменты. Мы разработали уже семь пакетов, восьмой находится в процессе подготовки. Мы считаем, что в него должны входить российские нефть и газ, но за столом есть разные мнения. Ведутся разговоры об ограничении криптовалютных транзакций, что было нашим пожеланием, и о других вариантах. Окончательное решение будет принято на заседании.

Получится ли договориться с Виктором Орбаном (премьер-министр Венгрии, - прим. ред.), чтобы он снова не начал тормозить процесс?

Посмотрим, пока еще рано говорить об этом. В прошлый раз Венгрия говорила громко, но не за столом [переговоров]. Если и в этот раз все будет так же, то все получится. Важно сохранить единство, но ясно, что это становится сделать все труднее.

По поводу ядерного оружия Путин сегодня сказал, что США создали прецедент в 1945 году, атаковав Хиросиму и Нагасаки, как бы намекая на то, что, возможно, Россия тоже может его применить. Насколько серьезно мы относимся к этой угрозе и каков будет ответ Запада?

Конечно, мы относимся к этому серьезно. Страны, обладающие ядерным оружием, ясно дали понять, что в случае применения такого оружия пути назад не будет. Они предупредили и Путина, и те страны, у которых тоже есть такое оружие.

В свете взрывов на „Северном потоке“: стоит ли нам беспокоиться о наших Estlink, особенно в ситуации, если судно с СПГ будет находиться на другой стороне залива?

Мы должны опасаться всех действий России. Ясно только то, что Россия собирается использовать в качестве оружия против нас все имеющиеся в ее распоряжении средства, включая энергию, что она и делает. Меры безопасности уже усилены. Мы можем обсудить, что еще можно там сделать. Поскольку против нас идет гибридная война, в том числе кибервойна, нам необходимо всячески противостоять этим рискам.

Насколько хорошо мы можем защитить эти линии, если их протяженность составляет десятки километров? По сути, каждый метр - это уязвимое место.

Ну, они все же находятся глубоко под водой. После взрывов на „Северном потоке“ спецслужбы всех стран начали более тщательно отслеживать всевозможные признаки [опасности], чтобы было сложнее совершить подобные действия. В конечном счете, ни в чем нельзя быть уверенным; мы не можем реально контролировать каждый метр.

Заявление премьер-министра Каи Каллас в связи с эскалацией со стороны России

Дом Стенбока

Россия объявила, что аннексирует принадлежащие Украине Луганский, Донецкий, Херсонский и Запорожский регионы. Это крупнейшая эскалация после 24 февраля, когда Россия начала полномасштабную войну против Украины.

Мы должны отреагировать на аннексию территории независимого европейского государства конкретными решениями и абсолютным единством. Руководители Европейского союза должны как можно быстрее собраться и принять новые жесткие санкции. Энергия является в данном случае ключевым вопросом – ввести потолок цен на российские нефть и газ крайне необходимо, чтобы уменьшить доходы Кремля и его способность поддерживать на ходу свою военную машину.

Масштаб российской аннексии говорит сам за себя. Россия аннексирует почти одну пятую часть украинской территории. По размеру это как Австрия и Бельгия вместе взятые. Или как Дания, Бельгия и Голландия. Если добавить к аннексированным сегодня территориям Крым, то оторванная от Украины территория будет равна по размеру 40% территории Германии или сумме территорий Португалии и Голландии.

Давайте называть вещи своими именами. Это насильственная аннексия. Россия пытается переделать карту Европы. Путин надеется с помощью этого шага легитимизировать свое вторжение в Украину. Международная общественность никогда этого не признает. Луганск, Донецк, Херсон и Запорожье, а также Крым были и останутся Украиной.

Украина имеет право на восстановление своей территориальной целостности. Ни одно деяние России не отнимет у нее это право и не ослабит нашу поддержку Украине. Украинцы доказали, что могут победить в этой войне. Они показали всем нам, что высокая мораль и блестящее командование важны так же, как военная мощь. Украина использовала нашу военную помощь умело и целеустремленно. Мы должны нарастить свою поддержку Украине – как военную и экономическую, так и политическую и моральную. И мы должны добиться, чтобы ни одно преступление не осталось безнаказанным.

Одной из целей Путина является испытать нас на прочность и расколоть. Но ему не подорвать нашего единства и решительности.

Слава Украине!

Читайте RusDelfi там, где вам удобно. Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram или Instagram.

Закладка
Поделиться
Комментарии