— Чего ждать от грядущей зимы?

— Этого никто не знает. Но Вы не зря не упомянули о том, что может быть „холодный апокалипсис“, как это источает российская пропаганда, что Европа замёрзнет без российского газа. Напомню, что год назад они говорили то же самое, в контексте „Северного потока – 2“. Если вспомнить, как они пытались протолкнуть „Северный поток – 2“ после встречи Байдена и Меркель, когда США смягчили своё отношение к этому трубопроводу, то дальше начался не просто активный шантаж Европы, но и подсушивание газового европейского рынка и взлёт цен на космический уровень. Но, как видим, из этой газпромовско-кремлёвской страшилки ничего не получилось. Европа пережила зиму. Путин рассказывал о дефиците газа в 70.000.000.000 м3 на европейском рынке, но оказалось, что зиму можно пережить с дефицитом газа, и Европа прошла через это. Конечно, не было того дефицита, который был описан. Сейчас они расписывают по тому же самому шаблону, только в эпицентре внимания теперь не „Северный поток – 2“, а „Северный поток – 1“. Поэтому росспропаганда занимается своим привычным делом, а Европе надо готовиться к зиме.

— Каковы перспективы снижения заполнения „Северного потока“ до 20% и возможного полного отключения перекачки газа?

— Если Россия перекроет и последние 20% загрузки „Северного потока - 1“, то будет „ноль“. Но, когда речь идет о „Северном потоке -1“, то конечно, это манипулятивное прикрытие какими-то техническими проблемами с этой турбиной. Странно, конечно, что западные политики на это „ведутся“, особенно в Германии. Хотя при этом заявляют, что со стороны России это манипуляции, потому что на компрессорной станции „Портовая“ - стартовой точке „Северный поток – 1“ со спутника очень четко видно, что там, в наличии еще две запасных турбины, которые не включены в эксплуатацию. Они для этого и предназначены, что в случае выхода из строя одной турбины или остановки на профилактические работы, включаются запасные турбины. Обычно такая резервная турбина одна, но здесь их целых две! Каждая из них поменьше мощностью, но в сумме это больше, чем та пресловутая турбина, которая прибыла из Канады в Германию. Для людей, сведущих в технических вопросах, эти заявления выглядят как откровенная ложь и манипуляции. Однако Россия на это сознательно идет с тем, чтобы заставить прежде всего немецкое правительство изменить подходы, и российские представители предлагают пересмотреть отношение к „Северному потоку – 2“, который проходит рядом. Какая разница, по каким трубам идет газ? С таким же успехом он может идти по трубам „Ямал-Европа“ через территорию Беларуси и Польши в Германию. А там перекачка – ноль. Газ может идти через украинскую газотранспортную систему, где свободные мощности превышают объемы любого „Северного потока“. Но они не хотят идти этим путем, а хотят, чтобы ЕС поменял режим санкций. Нарушил собственные принятые решения в отношении „Северного потока – 2“. И здесь прослеживается стратегическая цель – разрушить режим санкций ЕС по отношению к России. Сейчас летом „Газпром“ еще не избрал тактику немедленного прекращения поставок газа, хотя они к этому были готовы с тем, чтобы европейские хранилища не были наполнены на нормативные 80% к началу отопительного сезона через 2- 3 месяца. Они решили помучить европейских политиков, чтобы, войдя в холодный сезон, под тем или иным предлогом, или без всякого предлога перекрыть подачу. Пока прогнозы показывают, что в европейских хранилищах будет к 1 ноября необходимый 80%-ный уровень заполнения. При поставках из других источников зимний период будет пройден. Поэтому опять же вспомним прошлый год с той же шаблонной схемой действий России. Резкие действия достаточно прогнозируемы, и их исключать нельзя. Они не будут единственными действиями, которые будут направлены на изменение политики Запада по отношению к России.

— Чем ЕС может заместить российский газ?

— Тут нужно разделить вопрос на две части. Первое – если мы говорим о том, чем можно заместить сейчас - на эти месяцы, будущую зиму и так далее, то, действительно, вариантов немного. Это то, что связано с увеличением поставок норвежского газа, где небольшой резерв есть. Происходит увеличение поставок алжирского газа, там тоже небольшой резерв есть и азербайджанского газа. Эти несколько миллиардов кубометров, вроде, роли не сыграют, но как раз в кризисной ситуации эти кубометры (из Норвегии, Алжира, Азербайджана, от других традиционных поставщиков) могут создать эффект минимизации дефицита. Стоит обратить внимание и на такую вещь: чем больше „Газпром“ подсушивает европейский газовый рынок и, чем выше взлетают цены, тем больше танкеры с сжижено-природным газом будут разворачиваться из азиатского направления и идти на европейский рынок, потому что здесь выше цена. Образно говоря „Газпром“ проводит здесь, в какой-то степени, политику самоэмбарго. Если Вашингтон и Брюссель (как столица ЕС) в контексте решений, принятых ещё 7-го февраля этого года, на встрече, где шла речь о трансатлантической энергетической солидарности, если со стороны США заработает LNG-мост в Европу, то это тоже резко снизит шансы Кремля на успех в газовой атаке на Европу. Конечно, получить больше азербайджанского газа, получить туркменский газ из Центральной Азии через Каспий невозможно на протяжении нескольких месяцев или лет. Реализация такого трансконтинентального проекта будет требовать до 10 лет. Вряд ли кто-то сейчас будет этим заниматься, потому что это из разряда „упущенных возможностей“. Сейчас ситуация такова, что даже, если представить себе, что в ЕС будет полный консенсус, из европейских фондов будут выделены деньги, для того, чтобы газ Каспия, Центральной Азии, в Европу по маршруту не проходящему через Россию, то Россия и Китай лягут костьми, чтобы этого не произошло.

Читайте RusDelfi там, где вам удобно. Подписывайтесь на нас в Facebook, Telegram, Instagram, ВКонтакте, Одноклассниках или Twitter.




Закладка
Поделиться
Комментарии