Большинство экспертов сходятся во мнении, что процентные ставки по ипотечным кредитам в следующем году, вероятно, будут значительно выше, чем в предыдущие годы. Будучи в Рийгикогу, я задавал вопросы о влиянии повышения процентных ставок президенту Банка Эстонии, министру финансов и экспертам, которые подготавливали экономические обзоры для парламентской комиссии по экономике. Важно, чтобы этот вопрос рассматривался и учитывался при принятии решений в области экономической политики.

Рост процентных ставок оказывает прямое негативное влияние на покупательскую способность населения. Чем больше денег уходит на выплаты по кредиту, отопление, электричество и другие расходы, связанные с владением квартирой или домом (например, услуги, заказанные квартирным товариществом, оплачиваемые при этом также жильцами), тем меньше y людей остается денег на другие необходимые расходы: покупку еды, одежды, товаров для детей и так далее.

Если многие расходы еще возможно как-то сократить, например, покупая более дешёвые товары или отказываясь от определенных услуг, то расходы на жилье в короткие сроки сократить очень тяжело, практически невозможно.

При выдаче кредита банки обычно оценивают, сможет ли клиент погасить кредит, даже если процентные ставки вырастут. Проще говоря, банки рассчитывают, каким будет платеж клиента по кредиту, если Euribor вырастет, и проверяют, есть ли у клиента деньги для погашения кредита. Однако эти расчеты могут не учитывать, что все остальные затраты резко возрастут.

Сегодня в дополнение к повышению процентных ставок значительно возросли все остальные расходы. В частности, значительно увеличились расходы на жилье. По сравнению с маем прошлого года, электроэнергия подорожала на 146,3 %, отопление – на 61,2 %, газ – на 217,3 %, твердое топливо – на 67,3 %.

Бензин стал дороже по сравнению с прошлым годом на 40,7 %, а дизель — на 55,3 %. По сравнению с маем прошлого года, самый стремительный рост цен среди продуктов питания у картофеля – более чем на 125 %; свежая рыба подорожала на 77,2 %, яйца – на 52,8 %. Мука и крупы подорожали на 43,3 %. Подобная инфляция кошмарна для многих семей, и справиться с такими затратами очень сложно, особенно семьям с детьми и пожилым людям.

Но это все теория. О каких суммах идет речь на практике

В целом средний жилищный кредит по Эстонии составляет 50 тысяч евро, но в Таллинне, где цены на недвижимость намного выше, в последнее время кредиты обычно превышают 100 000 евро. При таких кредитах повышение процентной ставки означает дополнительные расходы для семьи в размере более 1 000 евро. В год, а не в месяц. Для человека со средней зарплатой ипотечный кредит будет дороже на две трети месячной зарплаты. Или, проще говоря, в январе следующего года первые 2–3 недели года придется работать только для того, чтобы оплатить повышение стоимости жилищного кредита.

Общие затраты людей увеличились как минимум на такую же сумму, например, из-за роста цен на автомобильное топливо. Одни только эти две строки расходов обходятся семьям более чем в две тысячи евро в год.

Что же делать? Эстония почти не может напрямую влиять на формирование процентных ставок. Такие решения, к сожалению, не принимаются на Тоомпеа. Однако государство может оказать дополнительную поддержку тем, кто в ней больше всего нуждается.

Если мы говорим о подорожании жилищных кредитов, то, конечно, в первую очередь нужно помогать семьям с детьми. Вот почему так важно, чтобы Рийгикогу принял решение об увеличении семейных пособий в следующем году – увеличение детских пособий, безусловно, поможет, в частности, многодетным семьям.

Также важно, чтобы механизм для компенсации высоких цен на энергоносители был готов к этой осени. В прошлом году правительство Каи Каллас не смогло вовремя его разработать, и созданная схема не работала эффективно.

Конечно же, нужно рассмотреть и другие необходимые решения

Я согласен с бывшим банкиром Индреком Нейвельтом в том, что мы должны пересмотреть нашу систему обложения подоходным налогом. Сейчас в Эстонии сложилась ненормальная ситуация, когда люди, зарабатывающие более 1 200 евро, должны платить подоходный налог по более высокой ставке. Человек с зарплатой в 1 200 евро уж точно не является в Эстонии сверхвысоко оплачиваемым работником.

Мы также должны серьезно отнестись к предложениям о снижении акциза на топливо.

В то же время, мы должны понимать, что все расходы в государственном бюджете, исчисляемые сотнями миллионов евро, будут невозможны, если наша экономика не будет развиваться. Нам следует вернуть нашу экономику в нужное русло. Однако, в Рийгикогу мало кто это понимает. Большинство может только предложить способы тратить еще больше.

Как зарабатывать больше, увеличить экспорт наших услуг и товаров и тем самым доходы наших компаний и людей – большинство депутатов Рийгикогу об этом не думают и ничего не предлагают.

Закладка
Поделиться
Комментарии