За должников начнут платить простые люди? Подводные камни новой исполнительной системы

 (82)
Kohtutäiturite sildid
Kohtutäiturite sildidFoto: Eero Vabamägi

Министерство юстиции разрабатывает проект новой исполнительной системы, согласно которому исполнение государственных требований — туда относятся различные штрафы, денежные наказания по уголовным делам и так далее — передадут Налогово-таможенному департаменту.

Говорят, что из 46 судебных исполнителей после этого останется только восемь. Судебные же исполнители говорят, что важно в этой ситуации совсем не то, что они останутся без работы, а то, что за должников начнут платить простые люди, у которых нет долгов. И к тому же после этого нововведения могут пострадать дети, получающие алименты. Действительно ли это так, выясняла ”МК-Эстония”.

По оценке Министерства юстиции, сейчас многочисленная и разрозненная система судебных исполнителей — неэффективна. К тому же, чрезмерно дорогостоящая для должников. По подсчетам министерства, должники только за принудительное выполнение государственных требований платят судебным исполнителям около 3,5 млн. евро в год.

Поэтому Минюст предлагает передать функции судебных исполнителей налоговикам. Не все — только государственные. Алименты и требования частных лиц останутся у исполнителей, и министр надеется, что после снижения нагрузки на исполнителей те будут выбивать долги более эффективно.

Долги у него, а платим мы!

Переход на новую систему обойдется в 4,3 млн. евро, однако Минюст заверяет, что в дальнейшем постоянные затраты системы составили бы ориентировочно 827 000 евро в год — то есть примерно в 4,2 раза меньше. Министерство заверяет, что тогда у должников останется больше денег на уплату долгов.

По расчетам специалистов, поступление сумм по государственным обязательствам в НТД выросло бы ориентировочно на 10–45 процентов, а поступления в госбюджет выросли бы за год на сумму от 200 000 евро до 1 млн. евро, то есть в среднем в год в госбюджет поступало бы на 600 000 евро больше.

По прикидкам министерства, число судебных исполнителей сократится, их останется около восьми, и они в дальнейшем будут обслуживать всю страну.

Нарвский судебный исполнитель Татьяна Афанасьева отмечает, что сейчас государство не тратит на исполнительное производство ни единого цента.

”После проведенной в 2001 году реформы исполнительной системы государство не платит судебным исполнителям деньги, а, напротив, само получает большой доход в виде налогов от судебных исполнителей, — подчеркивает она. — Сейчас зарплату исполнителю платит должник, а после реформы Рейнсалу расходы на исполнение государственных требований будет финансировать налогоплательщик — в том числе, матери-одиночки, работники с минимальной зарплатой, учителя, врачи и так далее”.

Помимо этого, сейчас судебный исполнитель отвечает всем своим имуществом в случае совершения ошибки в своей работе. Если же вступит в силу изменение в системе, то, подчеркивает Афанасьева, ни один чиновник не будет отвечать своим имуществом в случае причинения вреда в своей профессиональной деятельности, как это делает судебный исполнитель.

”То есть компенсация ущерба должнику будет так же происходить за счет средств налогоплательщиков, — говорит Татьяна Афанасьева. — По идее министра, спорами в исполнительных делах будут заниматься самостоятельно органы, вынесшие решение — например, полиция. Таким образом, помимо создания нового штата в налоговом департаменте, потребуется привлечение новых квалифицированных работников и оплата их услуг. Или обучение имеющихся работников в каждом госучреждении, что опять потребует дополнительных средств из бюджета”.

Она добавляет, что министр при подсчетах средств не учел, что сейчас судебные исполнители отдают из своего дохода 60% государству в виде налогов, что в среднем составляет 1,5 миллиона евро в год.

”И на деле выходит, что и сама реформа потребует колоссальных бюджетных средств, и содержание новой исполнительной системы ляжет на плечи каждого налогоплательщика, и в казну будет поступать меньше денег, — подчеркивает судебный исполнитель. — Сейчас государство тратит на систему 0 евро и получает 1,5 миллиона в виде налогов. А будет тратить 4,3 миллиона евро на переход плюс содержание системы и получать меньше налогов”.

”А так ли дешевле станет для должника?”

”Министерство обещает, что исполнение для должника станет в 4 раза дешевле, — затрагивает еще один аспект Татьяна Афанасьева. — При этом предполагается, что налоговый департамент будет арестовывать счета должника, и в этом случае к штрафу добавится процент — плата за взыскание — пока не уточняется какой. Если у должника нет денег, дело все равно будет передано судебному исполнителю. Тут не уточняется, но логично, что тогда к требованию добавится и плата судебного исполнителя. Так в чем же дешевизна?”

Еще одним ”лукавством” министра, по словам судебного исполнителя, является то, что в своих подсчетах он не упоминает еще одно важное обстоятельство.

”После изменения закона о судебных исполнителях в 2017 и 2018 годах, плата судебного исполнителя в случае, если денежное требование исполнилось путем ареста счета в течение 3 рабочих дней — то есть деньги были на счету, и после ареста произошло их удержание, чем и хочет заниматься налоговый департамент — составляет 22 евро вне зависимости от размера требования. Процент налогового департамента такой вариации иметь не будет, — убеждена Афанасьева. — И здесь мы не должны забывать, что никто не вынуждает людей вступать в исполнительное производство и нести расходы по исполнению, если требование исполняется добровольно. В случае уклонения человека от выплаты своих обязательств, он должен нести расходы за взыскание с него долга. А не каждый добросовестный житель государства”.

По ее словам, утверждения о неэффективности системы тоже не выдерживают критики. С 2011 года до 2016 года общее число требований у судебных исполнителей сократилось на 20,2% от и государственных требований — на 25,7%. Исполнители считают, что это уже свидетельствует об эффективности системы.

”40–60% требований, поступающих к судебным исполнителям, исполняется, что в контексте Евросоюза — очень хороший результат. Плюс с каждым годом процент поступающих дел к судебным исполнителям сокращается. Это говорит о том, что должник, понимая ”суровость” исполнительной системы, стремится оплатить свой долг добровольно. А предлагаемая министром исполнительная система действует в таких странах, как Кыргызстан, Казахстан и других странах Средней Азии”, — подчеркивает исполнитель.

К тому же, говорит она, если денег у должника нет, то нет и разницы, кто это требование исполняет. А вот деньги на реформу и содержание исполнительного отдела будут тратить все налогоплательщики.

Государство или дети?

”Если сейчас требования погашаются в порядке их поступления, то в будущем Налогово-Таможенный департамент, имея определенные преимущества, будет в первую очередь закрывать государственные требования. А как же алименты?” — указывает на еще одну проблему Афанасьева.

Судебные исполнители уже обращались в министерство юстиции с вопросом, почему при аресте возврата подоходного налога государство закрывает из возвратов свои требования по уголовным делам (не налоговые требования), не считаясь с тем, что в отношении данного должника есть еще и алиментное требование. Хотя это напрямую противоречит закону, который гласит, что алиментное требование исполняется в первую очередь, вне зависимости от времени его возникновения.

”Таким образом, прописанное в законе нарушается самой же государственной системой. Что еще более усугубится в результате реформы, предлагаемой господином Рейнсалу, — убеждена Афанасьева. — Весь этот ”лукавый” разговор министра — холодный расчет на увеличение количества голосов на грядущих выборах. А в результате один выиграет, а все остальные проиграют, так как начнут из своего кармана платить, не имея возможности получить свое же назад”.

Представитель Минюста Гуннар Вайкмаа подчеркивает, что это лишь предложение, и все еще обсуждается. Но постояные расходы будут нести должники, и в то же время суммы станут им более посильными. Из денег, которые уходят судебному исполнителю, они смогут погасить другие требования, так что выиграют и кредиторы.

”У государства не будет преимущества, — заверяет Вайкмаа. — По-прежнему в первую очередь будут исполняться требования, которые возникли раньше — за исключением, например, алиментов, долги по которым погашают в первую очередь. Создадут регистр требований и арестов, где будут указаны все долги, и неважно, кто ими будет заниматься — государство или судебный исполнитель. И система станет прозрачной”.

К 1 декабря 2018 года предложения по законопроекту будут предоставлены на обсуждение. Согласно предварительному анализу, изменения можно ждать к весне 2021 года.

Uudiskirja Üleskutse