Владимир Вайнгорт: пора сматывать удочки

 (37)
Владимир Вайнгорт: пора сматывать удочки
Foto: Andres Putting

Как только дела в экономике идут из рук вон плохо, а жизнь большинства становится и вовсе беспросветной, по разным СМИ начинает гулять фраза, что "государство должно помочь народу удочкой, а не рыбой".

Насчет "удочки" от государства — красивые слова. А по поводу "рыбы" — действительно, власть кое-что дает, но очень избирательно, разделяя население на тех, кто зарабатывает бизнесом, и тех, кто обеспечивает себя и семью продажей собственного труда. Людям, живущим на зарплату, не то что рыбы, рыбьей чешуи от государства не перепадает. Интересы бизнеса власти ближе. Но и там отношение разное: к тем, кто побогаче — хорошее; к тем, кто победнее — так себе.

Свежие примеры

В парламент для обсуждения сейчас вброшены две идеи: одна — по части ограничений на уплату социального налога; другая — по части ограничений выплат безработным. По предложению авторов первой, надо законодательно установить предельный уровень оплаты труда, после которого размер социального налога расти не будет. Предлагается взять 15 минимальных зарплат.

Ясно, что прежде всего выиграют менеджеры и члены советов или правлений, не имеющие права или не считающие целесообразным получать дивиденды (при дивидендах соцналога нет вообще, и потому их получателей новый принцип не колышет). А тех, за кого сейчас платят соцналог с оплаты труда более 4350 евро в месяц (причем для выигрыша по налогу размер выплаты должен быть существенно выше), не так много. Среди них — депутаты, госслужащие высокого ранга, а также (как недавно выяснилось) их жены, являющиеся членами различных органов управления фирм, которыми полностью или частично владеет государство.

Другое предложение призвано устранить предусмотренную в законе с 01.01.2013 возможность получения пособия по безработице уволившимся по собственному желанию или соглашению сторон. В пояснительной записке юридической комиссии парламента вводится два понятия: "добровольная" безработица и "вынужденная". А дальше такой пассаж: "Добровольная безработица — риск, который государство может застраховать, но не обязано это делать". И хоть бы слово о том, что деньги в кассе помощи безработным совсем не государственные, а самих работников (которые взимаются с их брутто-зарплаты в размере 2,8%).

Как многократно извещал Совет кассы, денег этих достаточно, чтобы платить оставшимся без работы по любым причинам. По-хорошему, определить, кому помогать, должны делегированные уполномоченные (например, представители профсоюзов). Но юридическая комиссия исходит из интересов работодателя, полагая, что работникам нечего рыпаться, пока их не сократили.

Как делится рыба?

В общих принципах государственного права существует некое неписанное правило, допускающее изменение законов, ухудшающих положение больших групп населения, только в самых крайних случаях.

По такому критерию наши законотворцы, мягко говоря, действуют в последние годы абсолютно безответственно, явно ухудшая условия для той части населения, которая живет на зарплату. Достаточно вспомнить изменившийся Закон о трудовом договоре, изменения в Законе о коллективных договорах и целый ворох новых норм, резко ухудшающих финансовое состояние небогатых семей: налог с оборота, добавленный на коммунальные услуги и лекарства; рост госпошлин; снижение общей суммы льгот по подоходному налогу и т.д.

При этом парламентарии проявляют трогательную заботу о богатых согражданах. Возьмем, для примера, хотя бы освобождение от земельного налога (жители многоэтажек выиграли несколько евро, а обладатели индивидуальных участков — десятки и сотни); компенсации владельцам индивидуальных домов за установку альтернативных источников энергии и т.п.

Почему при ухудшении экономической ситуации как липку обдирают работников и облегчают нагрузку "владельцам заводов, газет, пароходов"? Понятное дело: власти нужна их поддержка, чтобы уверенно игнорировать требования учителей, врачей, спасателей и прочих отрядов наемной армии труда. Эстония стоит, как одинокий утес в море социальных государств Северной Европы.

На удочку нечего ловить

Рыночная экономика мстительна. Насилие над ее законами (среди них одни из важнейших — о минимальной себестоимости труда и о недопустимости раскручивания государством инфляции издержек), что называется, выходит боком. Сколь угодно могут депутаты падать ниц перед "его препохабием" капиталом, вставая стеной против налогов на платежи по банковским вкладам и на роскошь; против ступенчатого подоходного налога и дифференциации налога с оборота; оберегая банки от установления моратория на возврат кредитов и ограничения стоимости банковского обслуживания; в упор не замечая бандитского ценообразования монопольных производителей коммунальных услуг…

Одновременно дополнительно нагружают тех, кто живет на зарплату, — в надежде привлечь в страну ловцов дешевой рыбки. Но ничего путного не выходит: рыба не клюет. Страна, где более 20% населения живет ниже уровня нищеты, где в расходах семей больше двух третей составляет плата за жилье и еду, не имеет покупателей.

Потому свертывает удочки малый и даже средний бизнес, а его владельцы перемещаются в социально-ориентированные экономики соседних стран. Туда же перемещается квалифицированный труд. С другой стороны, растущий уровень затрат на базовые ресурсы губит местного реального производителя. Потому, кстати сказать, пустуют построенные в Таллине новые рынки: кто ж повезет сюда малые партии продуктов, если топливо стоит дороже, чем товар, а платить больше за качественные местные продукты массовый потребитель не может — у него даже на химизированную еду в сетевых магазинах денег не хватает.

Нет внутреннего спроса, нет и производителя. Хоть каждому дай по удочке. Ловить здесь бизнесу, ориентированному на местный спрос, нечего. Все-таки сначала надо дать рыбу, чтобы повторить опыт многих стран, выходивших из кризиса, а удочки наши люди сами обстругают и прицепят леску с крючками.

Оригинал статьи был опубликован в еженедельнике "МК-Эстония".