Таллиннца Игоря спешат выслать из страны: он никогда не жил в РФ, но уголовно судим в Эстонии

 (217)
Таллиннца Игоря спешат выслать из страны: он никогда не жил в РФ, но уголовно судим в Эстонии
Foto: Raivo Tasso, MAALEHT/RAIVO TASSO

”Пешка в чужой игре… В чужой — в том смысле, что от него ничего не зависит”, — так, предельно кратко, характеризует юрист Центра информации по правам человека Елена Каржецкая нынешнее положение 43-летнего таллиннца Игоря, которого хотят выслать из страны. В Россию, с которой его вообще ничего не связывает, пишет "МК Эстония".

18 декабря последовал очередной из многочисленных судебных вердиктов по его делу — Таллиннский административный суд отклонил жалобу на предписание Департамента полиции и погранохраны о немедленном выезде Игоря из страны.

Угроза безопасности государства

43-летний мужчина родился в Белоруссии, в Эстонии прожил 39 лет. ”Российское гражданство я получил в 1996 году, — рассказывает он. — Никакое другое мне не светило потому, что отец был кадровым военным советской армии. То есть я считался членом семьи военнослужащего иностранного государства — Российской Федерации. В 2001 году мне дали постоянный вид на жительство в Эстонии”.

Судьбы у всех разные, Игорева сложилась не лучшим образом. Жил не в ладах с законом, наказывался, в 2008 году в очередной раз был осужден за преступление. Не за убийство — стоит отметить, предвидя эмоции некоторых читателей.

Будучи в тюрьме, в 2010 году, Игорь узнал, что лишен постоянного вида на жительство в ЭР. В решении Департамента полиции и погранохраны указывалось, что реализовать свои права можно и на основании временного вида на жительство.

Однако после нескольких судебных разбирательств (вплоть до Госсуда, который отказался рассматривать вопрос, чем поддержал позицию департамента) в декабре 2015 года Игорь остался и без временного вида — по той же причине: судимость, в результате которой ”иностранец представляет собой угрозу общественному порядку или безопасности государства”.

В выводах судов отмечается: ”В соответствии с пунктами 7 и 9 части 2 статьи 124 Закона об иностранцах в выдаче временного вида на жительство отказывают, если иностранец совершил преступление, за которое его приговорили к тюремному заключению более чем на год, и судимость не погашена”.

После тюрьмы обычной — в ”люксовую”

Сразу после освобождения 18 декабря прошлого года Игорю вручили предписание Департамента полиции и погранохраны о немедленном выезде из Эстонии и запрете въезда на пять лет. Даже не успев зайти домой, он загремел в полицейский Центр задержания.

В начале января с помощью Елены Каржецкой удалось добиться судебной защиты и приостановить выполнение предписания. ”Мы обжаловали также помещение в Центр задержания, и 5 февраля Игоря оттуда выпустили. Правда, 18 сентября водворили туда вновь”, — описывает ситуацию юрист. Сам Игорь называет это место ”люксовой тюрьмой” с чуть лучшими, чем в традиционной, бытовыми условиями.

”Никто не принимает в расчет, что речь сегодня идет фактически о другом человеке, — рассуждает он в телефонной беседе. — Как-никак я в заключении не отлынивал, трудился на металлопроизводстве, участвовал в хозработах, прошел три социальные и психологические программы, изучал эстонский язык. Зачем все? Получается, сама система возвращения оступившихся людей к нормальной жизни дискредитирует себя и ничего не дает в понимании риска их опасности. С большой долей вероятности подобных мне все равно будут высылать из Эстонии”.

По словам Игоря, никто не хочет особо вникать и в то, что у него пожилая мать-инвалид, что брат заявил, что ухаживать за нею не может. ”Такое ощущение, что доводы властей подготовлены заранее”, — констатирует он.

”Да, безусловно, Закон об иностранцах говорит, что в виде на жительство отказывают тем, у кого имеется непогашенная судимость, — поясняет Елена Каржецкая. — Но есть оговорка: в порядке исключения вид на жительство может быть выдан. И вот здесь начинается самое интересное. Как показало это дело, если человек — гражданин другой страны, то, что бы он ни указывал в качестве исключения, Департамент полиции и погранохраны будет настаивать на том, что все указанные факты не перевешивают опасности. Получается, что от человека ничего не зависит, все доводы бесполезны”.

Каржецкая считает, что надо оценивать не гипотетическую степень угрозы, исходящей от вчерашнего заключенного, а вполне реальные последствия его высылки для него самого и для членов его семьи.

”Эти последствия в расчет абсолютно не принимаются. Суд определил, что мама, дескать, не член семьи совершеннолетнего человека, что она получает пенсию, что имеется социальная система государства, которая может о ней позаботиться. Получается, что государство, не спрашивая мнения матери, ограничивает ее право получать помощь от сына. Семейные отношения у нас сведены к материальному. Во главу угла ставятся деньги, а не взаимоотношения в семье”, — заключает юрист.

И еще замечает: ”Если сравнить два аналогичных дела, в которых фигурируют имеющие непогашенную судимость иностранцы, но один из них — гражданин РФ, а другой — лицо без гражданства, то, несмотря на аутентичные обстоятельства, можно с уверенностью предсказать, что гражданин РФ будет выслан, а второго спасет только отсутствие принимающей стороны. Это свидетельствует о том, что никакие личные обстоятельства не имеют значения. И порядок исключения может рассматриваться исключительно как реализация политических решений”.

Департамент полиции и погранохраны в своих выводах придерживается позиции — ничего личного, никакого предвзятого отношения. Он объясняет, что Игорь — ”гражданин Российской Федерации, и Российская Федерация должна принять его как своего гражданина. Также родным языком Игоря является русский, то есть отсутствует препятствие и для общения. Европейский суд по правам человека считает, что даже в ситуации, когда у человека отсутствуют личные и близкие контакты со страной происхождения и он отсутствовал более 30 лет, но владеет языком этого государства, у него не должно возникнуть слишком больших трудностей с адаптацией”. Хотя чиновники упускают из виду, что ”страна происхождения” Игоря — отнюдь не Россия.

России тоже не нужен

Один петербуржец после того, как я пересказала ему эту историю, отреагировал так: ”А Россия — место ссылки, что ли? Чего в Россию-то таких пихать? Всю сознательную жизнь в Эстонии прожил, наследил там. Эстония его таким воспитала, теперь Россия должна перевоспитывать? С какой стати?” И ведь не поспоришь…

Кстати, о России. Игоря она и в самом деле не ждет. ”Когда он вышел из тюрьмы, то не имел документов, — вспоминает Елена Каржецкая. — Департамент полиции и погранохраны обратился в Федеральную миграционную службу России с ходатайством о реадмисии (реадмиссия — согласие государства на прием обратно на свою территорию своих граждан. Ключевое слово здесь ”обратно”, Игорь никогда не жил в РФ. — прим. авт.). Мы тоже туда обратились с просьбой отказать в реадмиссии. Нам пришел ответ, что отказано. Но посольство, несмотря на решение ФМС, выдало паспорт. И теперь Игорь — документированный гражданин РФ, а департамент забывает о реадмиссии и твердит о выдворении”.

Иными словами, Игоря могут отвезти на границу и просто передать российским пограничникам. РФ должна бы о таких людях заботиться, но на практике, как говорит юрист, там нет для них никаких программ, на границе их никто не ждет, никто не подскажет, куда им деваться без прописки, без жилья, зачастую без денег.

Юристу вторит Игорь: ”Здесь у меня родные, квартира, гараж, без малого 40 лет жизни. Ступив на российскую землю, я окажусь бомжем”.

Елена Каржецкая готовит апелляцию. ”Думаю, что департамент подаст просьбу о снятии судебной защиты еще раз, — признается она. — Фактически он торопится выдворить Игоря. За последние четыре месяца предпринял уже две попытки. Причем в сентябре я практически ”сняла” его с конвоя”.

По словам Каржецкой, в Центр информации по правам человека обращается все больше граждан РФ, озабоченных проблемами видов на жительство в Эстонии.
”Так, в Центре задержания сидит еще один гражданин РФ, у которого тема, похожая на тему Игоря. Не дожидаясь решения суда (оно должно быть в январе), Департамент полиции и погранохраны тоже собирается его выслать. Спасает пока только судебная защита, о которой мужчина ходатайствовал по нашему совету”, — приводит пример юрист.