Путин — пенсионеру из Эльва: ”Михкель, будешь в Москве — звони, заходи!”

 (92)
Путин — пенсионеру из Эльва: ”Михкель, будешь в Москве — звони, заходи!”
AP/Scanpix

В отличие от Михкеля Пяэрде, 73-летнего жителя провинциального городка в Южной Эстонии, вряд ли в обозримом будущем подобного приглашения от президента России дождутся правящие эстонские политики. И не только потому, что Путин давно лично знает Михкеля из Эльва, пишет "МК-Эстония".

”Кусты вот подрезал, земляной вал вдоль речки насыпал, выход к воде оборудовал”, — рассказывает Михкель о том, что сделал в последнее время здесь, у старой водяной мельницы, которая была построена в 1638 году и действовала не одно столетие.

Пяэрде намерен устроить в этом живописном местечке близ Эльва Центр отдыха и реабилитации для космонавтов.

”Людям, которые долго находятся в космосе, испытывают постоянное напряжение, имеют дело со сложнейшей техникой, крайне важно, вернувшись, побыть в тишине, посидеть с удочкой, походить босиком по траве”, — рассуждает Михкель, убежденный в том, что лучшего места для этого, чем в Эльва, где-либо еще найти трудно.

”Так что роскоши нам здесь не надо, хотя спа-услуги предложить можем”, — говорит, улыбаясь, Михкель, указывая на небольшой водопадик, ниспадающий с плотины под пешеходным мостом.

Аллея космонавтов

Собственно, космонавты издавна отдыхали здесь, вот в этих деревянных домиках на берегу речки, а некоторые отдых совмещали с исследовательской работой в Тыравереской обсерватории, до которой десять минут езды.
Свидетельство тому — аллея, высаженная космонавтами. ”Первое дерево посадил Севастьянов, — показывает Михкель. — Рядом — Волков, следующее — Николаев. Всех и не припомню, кто тут бывал — Крикалев, Рукавишников…”

С развалом Союза времена изменились.Тем не менее, российские космонавты заинтересованы в том, чтобы база отдыха в этих местах была.

Это подтвердили Алексей Леонов и Георгий Гречко, побывавшие прошлой осенью в Эстонии по приглашению Пыльтсамааского комбината Felix — по случаю 50-летия производства продукции в тюбиках, в том числе предназначавшейся космонавтам.

Были Леонов и Гречко в гостях и у Михкеля, опять же — деревца посадили. И, по его словам, еще раз убедились: отличное место для отдыха и реабилитации. Хвойный лес, чистейший воздух, тишина, которую нарушает только шум небольшого водопада под пешеходным мостом, переброшенным над плотиной. При этом место цивилизованное, близко от больших городов.
”Леонов рассказывал, что ему как-то предлагали организовать подобный центр где-то в Альпах, — говорит Михкель. — Но он чувствует себя как дома только в таких местах, как здесь у нас”.

Хотя роскоши и не требуется, но Центр отдыха и реабилитации все же надо создавать удобным и современным. Пяэрде очень надеялся, что эстонская и российская стороны подпишут некое межправительственное соглашение, на основании которого будет построен и в дальнейшем будет функционировать Центр отдыха и реабилитации космонавтов.

Такую надежду ему дала встреча Леонова и Гречко со спикером Рийгикогу Эне Эргма, астрофизиком по первой профессии. Но теперь Михкель очень ею недоволен: ”Когда встречалась с космонавтами, уверяла их — да, мол, и мы заинтересованы, а стоило гостям уехать — и все забыто”.
Но он не унывает и теперь рассчитывает сам привлечь частные фирмы из Эстонии, России и, возможно, Финляндии.

А пока делает то, что самому под силу. Труд в любом случае не пропадет, поскольку территория принадлежит Михкелю, а у него пятеро детей, у тех свои семьи. И все же он надеется, что создаваемый им Центр отдыха и реабилитации будет востребован космонавтами.
Из космонавтов особенно близкие отношения у него сложились с Юрием Романенко, который сейчас возглавляет свое конструкторское бюро. ”Они делают экранолеты, — говорит Михкель, недавно там побывавший. — Это летательные аппараты, как военного, так и гражданского назначения, способные летать над самой поверхностью воды или земли со скоростью 400 км в час”.

Полвека дружбы с гением

Откуда у него такие связи с космонавтами? ”Их всех учат обращаться со стрелковым оружием, вот по этой линии”, — объясняет Пяэрде.

Стрелковое оружие — это главное дело его жизни. Еще с детства увлекался им. Михкель Пяэрде был неплохим спортсменом-стрелком, в молодости становился призером чемпионатов Эстонии. Во многом судьбоносной оказалась для него срочная служба в армии, которую, окончив техникум торфяной промышленности, он проходил с 1959 по 1962 год на Урале. Удачно выступив на первенстве военного округа по стрельбе, Михкель, довольный, вернулся в часть, и тут услышал приказ: ”Ефрейтор Пяэрде, срочно в штаб!”

Явившись, он сразу увидел того незнакомого мужчину, которого приметил на соревнованиях — тот интересовался результатами. ”На следующей неделе поедем в Таллинн”, — сказал незнакомец, не представившись.

Лишь в казарме Михкель узнал, что это был Михаил Калашников, гениальный конструктор стрелкового оружия.

”Только в поезде Михаил Тимофеевич объяснил цель поездки, — вспоминает Михкель. — Он хотел познакомиться с конструкторами-оружейниками таллиннского завода ”Арсенал”. Завод этот к тому времени оружие уже не выпускал, но с конструкторами-то можно встретиться? Мы пришли ко второму секретарю горкома партии Николаю Югансону. Тот, выслушав просьбу, сказал, что конструкторы те давно уничтожены как враги народа. А чего это, мол, вы ими интересуетесь? Никогда не забуду то, что произошло дальше.
Калашников рассвирепел: ”Да как вы посмели!”. Югансон аж побледнел…”

Так зародилась дружба Михкеля Пяэрде с Калашниковым, которая длится вот уже полвека. Михаил Тимофеевич и позже не раз приезжал в Эстонию. Тоже, кстати, посадил дерево. Калашников имеет прямое отношение и к стрельбищу, которое построил в Эльва Михкель Пяэрде.

В начале 1960-х годов решили создать новый центр стрелкового спорта в Эльва, на месте старого стрельбища Кайтселийта. Поручили это дело молодому энергичному Михкелю Пяэрде.

”В это время приехал Калашников, и когда я привез его на участок, где предполагалось строить главное здание, он, только высунув ногу из машины, воскликнул: ”Это же дьявольское место!”, — вспоминает Михкель. — А ведь и правда — везде белки орешки с рук берут, а тут их даже не видно, муравьи стороной обходят… Мы от греха подальше решились построить здание в стороне… А на этом месте позже другие люди построил корчму, которая сгорела…”

Стрельбище, построенное Михкелем по самым высоким стандартам, получило статус базы олимпийской подготовки. К четырем Олимпиадам (с 1968 по 1980 год) и другим крупнейшим соревнованиям по стрельбе готовились здесь сборные команды СССР.

”Кроме того, стрельбище наше было испытательным полигоном, — рассказывает Михкель. — Испытывали стрелковое оружие, и не только спортивное, боеприпасы. Ведь кто как не профессиональные стрелки, чемпионы и рекордсмены мира, могут дать самую квалифицированную оценку работе оружейников”.

Помимо руководства стрелковым центром, Михкель был и тренером. Чтобы повысить тренерскую квалификацию, поступил в Московский институт физкультуры.

Главный пиротехник Кремля

Но интерес к познанию тонкостей стрелкового оружия перевесил, и Пяэрде, оставив учебу в институте, по предложению того же Калашникова занял должность руководителя испытательных программ на Ижевском оружейном заводе. Все равно на стрельбище в Эльва делать уже было особо нечего, так как руководство страны решило бойкотировать Олимпиаду-84 в Лос-Анджелесе.
Потом, по рекомендации опять же Михаила Тимофеевича, Михкель поступил в Академию артиллерии. Выучившись на инженера-пиротехника, служил в Кремле главным пиротехником. Это было уже в перестроечные годы.

”Все салюты над Москвой в то время — моя работа, — хвалится Михкель.
А заодно он умудрился прямо на территории Кремля построить тир для курсантов базировавшегося тогда здесь Московского общекомандного войскового училища. ”Они ездили упражняться в стрельбе в Мытищи, за 60 км от Москвы, а я нашел подходящее место в подвале под Георгиевским залом и соорудил там приличный 50-метровый тир на 12 мест”.

Вернувшись на родину, Михкель Пяэрде был по сути единственным квалифицированным специалистом-пиротехником в Эстонии. Теперь силами своей фирмы Eesti Ilutulestikud (”Эстонские фейерверки”) он принялся украшать эстонское небо, радуя соотечественников.

Но сколь бы яркими и красочными ни были эти огни, они не умаляют его печали от происходящего в независимой Эстонии. Политику правителей государства Михкель Пяэрде не приемлет. Еще в начале 90-х годов занозой в душе Михкеля застрял постыдный поступок властей. Тогда еще раз хотел приехать в Эстонию его друг Михаил Калашников. Но не смог: не дали визу.
Это было при первом правительстве Марта Лаара, двадцатилетие которого недавно так широко отмечалось. А Михкель до сих пор не может простить ему обиды. ”Не пустить Михаила Тимофеевича Калашникова! — негодует он. — Уму непостижимо! Да его должны были встречать как самого дорогого гостя!”

Но дружба по-прежнему крепка, и 10 ноября, когда Михаилу Тимофеевичу исполнилось 93 года, Михкель его поздравил и выпил за здоровье друга рюмку восхитительной чаги — 40-градусного напитка, настоянного на травах, собранных одним его местным знакомым.

Кресло с тайником

Уроженец Пярнумаа, Михкель Пяэрде за десятилетия жизни в Эльва породнился с этим симпатичным городком. Мы кружим с ним на машине по безлюдным улочкам. Михкель говорит, что в советское время население городка, где постоянных жителей насчитывалось пять тысяч человек, летом возрастало до 25 тысяч. ”Исаак Дунаевский, Аркадий Райкин, Эмиль Гилельс, Давид Ойстрах, Михаил Барышников, Майя Плисецкая, Виктор Корчной…”, — перечисляет Михкель имена знаменитых эльваских постояльцев и показывает дома, где они на лето снимали жилье.

”А вот здесь гостил Андрей Дмитриевич Сахаров после того, как Горбачев освободил академика-диссидента из горьковской ссылки”,
- указывает Михкель на обшарпанный домик, и мы заезжаем во двор.
В комнате он предлагает сесть в кресло у стола и поясняет: ”Любимое кресло Сахарова”. Кресло это не простое, а с замаскированным тайником справа внизу. В тайнике — початая бутылка: бренди ”Домбай”. ”Еще Андрей Дмитриевич пил из нее”, — сообщает Михкель и позволяет сделать глоток, не больше — раритет все-таки. А вот чагу — на здоровье.

”Тайник пришлось сделать потому, что супруга Андрея Дмитриевича, Елена Боннер, не позволяла выпить ему и 50 граммов, о здоровье якобы заботилась”, — рассказывает Михкель, не слишком лестно ее характеризуя.
На сахаровское кресло с плаката на стене добрым таким взглядом смотрит бывший коллега тех, кто прессовал опального ученого, а ныне президент России Владимир Путин. На плакате написано размашистым почерком: ”Михель! Заходи или звони, если будешь в Москве. Володя”. И дата — 9.V.2005
”Да, виделись в тот день в Москве, — говорит Михкель — Кстати, ты поздравил Владимира Владимировича с юбилеем? Нет? А мог бы и послать телеграмму”.

Роскошный фотоальбом Путина ”Восемь лет работы президентом России” — тоже подарок Михкелю.

Он недоумевает: почему эстонские правители Путина терпеть не могут? Сам он лично российскому президенту очень даже симпатизирует.
Правда, фотографироваться рядом с портретом своего друга Володи наотрез отказывается:”Хочешь, чтобы меня в КаПо замели? В ежегоднике своем засветили?”

Приглашением Путина Михкель ни разу не воспользовался. ”Нельзя сказать, что мы такие уж закадычные друзья, да и занят человек”, — объясняет он. Хотя в Москве бывает часто.

Но все-таки знаком с Путиным. Как это произошло? ”Столыпина знаешь? — отвечает Михкель. — Володя Столыпин четырехкратным чемпионом мира по стрельбе из пистолета был в свое время. На редкость компанейский человек и непревзойденный организатор. В конце 80-х годов он возглавил Охотничье общество Ленобласти. Вот как-то звонит он и говорит — мол, хочет в Эстонии поохотиться один мой знакомый, будет тебе звонить, я дал телефон. Ну, пусть звонит. Мне сотни людей звонили. Фамилия Путин, естественно, ни о чем не говорила, бывали тут и крупнее фигуры.

Приезжал Путин к нам не раз и не два. С Собчаком, как правило. Всех тогда интересовала наша идея регионального хозрасчета и вообще. Короче говоря — по линии охоты произошло знакомство”.