Пенсионер из Таллинна жалуется, что его терроризируют. Соседи же отвечают, что это он всех достает

 (19)
Пенсионер из Таллинна жалуется, что его терроризируют. Соседи же отвечают, что это он всех достает
"МК-Эстония"

Газета "МК-Эстоия" пишет, что живущий в Таллинне Иван Романович жалуется: ”Соседи меня годами терроризируют. Обижают, унижают, не дают спокойно жить. Я писал уже и мэру, и премьеру. Обращался в полицию. Никто не может мне помочь. А я за них голосовал! Ходил даже к юристу, тот взял 200 евро, а ничем не помог. Ну что мне делать? Хоть вы спасите меня от них!”.

Соседи же заверяют, что это Иван Романович их терроризирует, жизни спокойной не дает, а они его не трогают. Государство в таких случаях оказывает услугу примирения. Что нужно знать о способах разрешения затяжных конфликтов и как могут помочь их решить?

Ивану Романовичу уже за 80, и он считает, что ему должны дать пожить спокойно хоть на старости лет.

”Я Таллинн строил, — говорит он. — Жена — сварщик, варила Ныммеский мост. Почему же нас достают соседи? Крест на двери нарисовали, в спину в подъезде толкают, обзывают, унижают, обижают. Они хотят, чтобы мы съехали, чтобы нашу квартиру забрать”.

Читайте также:

”Сосед кидает непотушенные окурки на балкон, и у меня даже белье сгорело”, — жалуется его супруга Тамара Митрофановна.
Иван Романович показывает решение суда: он ходил к бесплатному юристу, и тот взял с него 200 евро, чтобы составить иск в суд на вынесение запрета на приближение к нему соседей. Однако суд не удовлетворил его иск.

”Писал и мэру, и премьеру, — показывает стопку бумаг пенсионер. — Писал и политикам, за которых голосовал. Вот они мне открытки на дни рождения присылали, фотографии свои перед выборами в почтовый ящик клали. А как беда — приходят одни отписки. Ничем не можем помочь!”
Иван Романович убежден: все это из-за квартирного вопроса. Мол, сосед знает, что они с женой — одинокие пенсионеры, и детей у них нет. И, дескать, подходил уже с предложением стать их опекуном. Когда же он соседу отказал, начались проблемы.

”Это он нас достает!”

Однако у соседей — диаметрально противоположный взгляд на положение вещей. Они заверяют, что это Иван Романович им жить спокойно не дает.
”Водит в подвал женщин, занимается там с ними непристойными вещами, — утверждает сосед снизу, Стас. — Я ему сделал замечание, что подвал — это не место для интима, потом он стал ломиться ко мне в дверь и угрожать, что зарежет. А у меня маленькие дети. Пришлось вызвать полицию”.

Он отмечает, что доставать пенсионера никому не нужно. И пока пенсионер не трогает его жену и детей, Стас тоже его трогать не будет.

”Мне кажется, у него уже возрастные заболевания, — говорит мужчина. — Пока он лечится, все нормально. Потом у него снова обострение. Дверьми хлопает, матом ругается, людей достает. Самый большой конфликт у него с Владимиром, который живет в соседней квартире. Вот такой замечательный у нас сосед!”

Владимир Валерьевич, который живет в соседней квартире, подтверждает: отношения у них напряженные.

”Поначалу много лет все было нормально. А лет пять назад, когда я купил вторую квартиру, он вдруг стал кричать, что я фашист. И все это произошло как-то вдруг! — рассказывает сосед. — С женой моей, правда, у него и 18 лет назад был конфликт, когда он одалживал у нее деньги. До сих пор она одна не выходит на лестницу, если слышит, что он где-то рядом. На меня он написал заявление в полицию, что я плюю на его балкон. Но окурки — это что-то новенькое! Я ведь не курю!”

Владимир Валерьевич подчеркивает, что они стараются обходить соседа стороной, и заверяет, что он им не нужен.

”Я не знаю, кто нарисовал крест у него на двери, — заверяет мужчина, — но у меня возле двери тоже крест нарисован. Знаю, что окно комнаты, которая ближе всего к его балкону, мне теперь не открыть. У меня с подоконника пропал, например, телефон. А когда я на него позвонил, то услышал через балкон, как он звонит в квартире. Да и с другими людьми из нашего дома у него тоже конфликт. Но женщины с ним не хотят связываться, да и из мужчин никто трогать его не хочет”.

Он добавляет, что жители дома даже обратились в соцотдел по месту жительства, чтобы хоть как-то повлиять на пенсионера.

”И чиновники ходили по квартирам, выясняли, кому и как именно он мешает, — отмечает Владимир Валерьевич. — Однако чем дело закончилось, я не знаю. Он по-прежнему тут и всех достает”.

Примирить непримиримых

”Конфликты между соседями в многоквартирных домах, к сожалению, не являются редкостью, и иногда они — затяжные и продолжаются годами, — комментирует ситуацию руководитель участковых полицейских Ляэне-Харьюского отделения полиции Келли Мийдо. — Полицейские Ляэне-Харьюского отделения полиции знакомы с ситуацией, сложившейся в этом доме. Заявления и сообщения в полицию поступали от жителей уже нескольких квартир”.

Она заверяет, что работники полиции еще раз пообщаются с жителями этого дома, выяснят обстоятельства и предложат начать официальный процесс примирения при участии Департамента социального страхования.
”Для участия в таком процессе необходимо желание и согласие всех сторон, и мы надеемся, что жители примут наше предложение, чтобы нормализовать обстановку”, — добавляет Келли Мийдо.

Далеко не все знают, что государство в таких случаях через Департамент социального страхования предлагает услугу примирения.
Руководитель услуги примирения Аннегрете Йохансон говорит, что важно, чтобы люди в случае конфликтов обращались к ним в Департамент социального страхования как можно скорее, не затягивая.

”На ранних стадиях еще можно быстро разрешить конфликт, — подчеркивает она. — Если же он затянулся на годы, и никто уже точно не помнит, с чего все началось, то может быть сложнее”.

Специалист отмечает, что к ним обычно направляют людей, когда те в связи со своими размолвками обращаются в полицию.

”Или конфликтующие сами приходят к нам, — добавляет она. — Мы даем каждому выговориться, а потом организуем совместную встречу сторон, где обсуждаем, какие есть варианты развития событий и как можно разрешить ситуацию мирным путем. Затем письменно фиксируем договоренности: кто, что, когда и как должен сделать. Или больше никогда не делать. Например, если один из соседей при виде другого выкрикивает всякие неприятные вещи, то мы выясняем, почему он так делает, и он письменно обещает, что больше так делать не будет”.

Аннегрете Йохансон подчеркивает: в ходе примирительного процесса нет цели выяснить, кто прав, кто виноват. Есть цель только снять напряжение между людьми и нейтрализовать конфликт. А также обсудить, куда двигаться дальше.

Эту услугу Департамент социального страхования запустил с конца прошлого года. По всей стране ее оказывают 38 специально обученных посредников.

Лучше раньше

”Осенью мы набираем еще три группы, так что специалистов-примирителей скоро станет еще больше, — добавляет Аннегрете Йохансон. — Обычно, если конфликт еще не сильно запущен, достаточно по одной предварительной встрече с каждой из сторон отдельно и одной совместной, где люди высказывают друг другу то, что у них на душе. Если же конфликт запущен, то обычно нужно в среднем по две предварительные встречи с каждой из сторон и 2–3 общие, чтобы решить проблемы между людьми”.

При необходимости, отмечает специалист, может быть и больше встреч, если это поможет мирному разрешению конфликта. Но не всегда застарелые конфликты требуют больше времени на их решение, нежели ”свежие”. Иногда бывает наоборот.

Важно помнить: услугу примирения оказывают только в том случае, если оба участника конфликта на это согласны.

”Если же нет, то в полиции или другом учреждении, которое направляет их на примирение, находят правильные слова, чтобы объяснить, почему помириться для них будет лучше, — поясняет Аннегрете Йохансон. — Ну, а если люди сами уже обращаются в полицию в связи с этим конфликтом, то понятно, что они заинтересованы в том, чтобы его решить”.

Что такое услуга примирения?

В случае совершения преступления II степени тяжести или проступка судья, прокурор или делопроизводитель назначает сторонам с их собственного согласия услугу примирения.
Услуга примирения может помочь при конфликтах между соседями, а также любых других – вне зависимости от возраста их участников. И при нарушениях любого типа – от мелких проступков, совершенных подростками, до непосредственно преступления.
Цель вмешательства – снизить эмоциональный и материальный ущерб, нанесенный пострадавшему, и позволить другим сторонам взять на себя ответственность.
Эта услуга также снижает риск, что нарушение повторится.
В ходе производства проходят собеседования и встречи с примирителем, в роли которого выступают специалисты отдела помощи жертве, прошедшие соответствующее обучение.
При проведении процесса примирения учитываются, прежде всего, интересы пострадавшей(–его)/жертвы деяния.
Целью услуги примирения является заключение между сторонами письменного соглашения, с заключением которого лицо, совершившее деяние, берет на себя обязательства.
Пострадавшей(–ему) услуга примирения дает больше возможностей участвовать в делопроизводстве и решать, каким образом лицо, совершившее деяние, возместит нанесенный ущерб как ему, так и обществу.
После заключения примирительного соглашения уголовное дело закрывают, однако примиритель проверяет в течение срока до полугода выполнение обязанностей по примирительному соглашению, а при необходимости и рекомендует сторонам иные услуги.
Во избежание эскалации конфликта примиритель предлагает безопасную для сторон обстановку и сам присутствует при беседе как нейтральная сторона, пытаясь обсудить произошедшее, понять его последствия и потребности людей, чтобы была возможность двигаться дальше.
Примиритель выслушивает все стороны и мотивирует их делиться друг с другом своими мыслями и чувствами, а также разъяснять свои потребности. Он следит, чтобы все могли высказаться.
Услугу можно получить как обратившись самому, так и по направлению. В первом случае нужно отправить электронное письмо по адресу taastavoigus@sotsiaalkindlustusamet.ee. Во втором направить могут полицейский, сотрудник школы, молодежный работник, специалист службы защиты детей, опорное лицо, чиновник местного самоуправления, прокурор и так далее.
Направляющий разъясняет сторонам, что такое услуга примирения, и спрашивает их согласия на это.
Если одна из сторон не согласна с тем, что будут оказывать эту услугу, то ее не оказывают.
Только в этом году было 39 случаев, когда понадобился примиритель.
Услуга бесплатна для всех сторон конфликта.