Ничейный домик в деревне

 (14)

Семья Вячеслава Карловича (41) — жена Марина (42) и шестеро несовершеннолетних детей из деревни Аувере, что в волости Вайвара в Ида- Вирумаа, получила 18 марта 2005 года извещение о том, что договор об аренде жилья между семьей Карловича и волостным муниципальным коммунальным предприятием KA Vaiko прерывается с 21 июня 2005 года. Причина: решение Вайвараской волостной управы от 9 августа 2004 года о приватизации дома на аукционе 3 августа 2004 года.

Владельцем двухэтажного дома за сумму немногим более 12000 крон стал житель Вайвара Виктор Чагин. Он был единственным участником аукциона и купил дом за первоначальную сумму. По словам Вячеслава Карловича, над семьей нависла угроза оказаться под открытым небом.


Семья в возмущении

Жену Вячеслава зовут Марина Джаббарзаде, она домохозяйка. Вместе с родителями в половине дома номер восемь в Аувере живут дочь Марины от первого брака Лаура (16), дети Вячеслава и Марины Элеонора (9), Дарина (8), Янина (5), Божена (3), Анжей (7 месяцев).

Вячеслав — разнорабочий в фирме утилизациии отходов EKORPO с зарплатой нетто 3800 крон. От государства и волости семейство дополнительно все положенные пособия получает.

– Дом построен давно и простоял 40 лет без капитального ремонта, — сказал "МК-Эстонии" Вячеслав Карлович. — Мы просили волостную управу выделить нам помощь в размере примерно 15 тысяч крон на ремонт. Нам отказали.

– Решили: "На нет и суда нет", — сообщила "МК-Эстонии" Марина. — Подумали: подкопим как-нибудь, осилим вместе. Но дальше — хуже, продали наш дом вместе с нами, зачем волости возиться с неимущими? Они сразу двух зайцев убили: и дом нарвскому мясному дельцу продали, деньги получили, и многодетную семью с баланса скинули. Нам дом купить не предлагали, а ведь мы первоочередные претенденты!

– Нам никто не сообщил о предстоящем аукционе, — говорит Вячеслав Карлович. — Мы бы нашли деньги! Всем за два-три месяца сообщают, а мы узнали обо всем за несколько часов, когда уже ничего было сделать невозможно. Мы обратились и к президенту Арнольду Рюйтелю.

Из канцелярии президента за подписью ее директора Тармо Мянда пришел ответ, где говорилось, что в канцелярии разделяют тревогу многодетной семьи, однако в соответствии с законодательством ЭР "все вопросы местной жизни регулируются местными самоуправлениями на основании соответствующего закона…" Далее дается совет слушаться всех советов адвоката при решении вопроса через суд.


Кошмары наяву

Марина Джаббарзаде, по просьбе "МК-Эстонии", письменно изложила обстоятельства дела так, как его видит она — мать семейства.

"Ранее нам предлагали приватизировать арендуемые нами квартиры номер 1 и 3, это было более двух лет назад. Но тогда я решила, что сначала добьюсь помощи с ремонтом… Весь дом не предлагали, и все затихло. Когда проходил аукцион (август 2004 г.), я была на последних днях беременности. И так как искренне думала, что аукцион нас не коснется, так как существует аренда, думала лишь о том, успею ли доехать до Тарту. У меня больное сердце, и рожать необходимо в Тартуской клинике путем кесарева сечения.

В день аукциона мне позвонили из волости и велели срочно приехать, потом уточнили, на кого оформлена аренда. Я сказала: "На мужа". Тогда велели приехать ему до 15 часов. Муж был на работе, я ему не дозвонилась. Заметьте, не за два дня хотя бы, а за два часа до аукциона… Мы живем за 9 км до волости, автобусного сообщения нет. В моем положении добраться до них без машины невозможно. Я просила прислать волостную машину — отказали.

…Мы отправились к старейшине волости Вейко Лухалайду (после продажи дома. — А.И.). На вопрос, почему мы не были предупреждены письменно, он ответил, что они не должны этого делать, и ему нет дела, многодетные мы или нет… На вопрос, где мы будем жить, сказал, что это не их проблема, хотя, когда нас выгонят, они, возможно, и попробуют для нас подыскать что-нибудь, что никто не купит. Поверьте, это будет натуральный бомжатник, где жить, имея приличную мебель и аппаратуру, опасно.

Я не говорю уже о детях.

Я понимаю мужа: для него с Аувере связана память о родителях. Он здесь родился. И он зубами держится за этот старый дом… И еще. Скотское отношение волостных работников также очень болезненно отразилось на отношениях в нашей семье. У меня на нервной почве пропало грудное молоко. Я сама, а также дети, которые ранее никогда не болели вообще, неоднократно лежали в больницах. Муж на грани нервного срыва".


"Между небом и землей они не останутся!"

Волостной старейшина Вайвара Вейко Лухалайд сказал "МК-Эстонии":

– О предстоящем аукционе, в соответствии в законом, жители оповещаются через СМИ. Были публикации в июне в газете Põhjarannik, в волостном издании Vaivara Kaja, а объявления были помещены также на досках объявлений в поселках, в том числе и в Аувере. Рассылать письма в таких случаях мы не обязаны. На аукцион выставили все муниципальные жилые помещения, кроме служебных и социальных. Кроме квартир, где живет Карлович с семьей, еще примерно с десяток.

По словам старейшины, за день до аукциона он попросил еще раз оповестить Вячеслава Карловича по телефону: "По моей просьбе, при мне, социальный работник Илме Пилден звонила жене Карловича, чтобы они подготовили бумаги, что завтра аукцион. Но бумаг они так и не принесли. И на аукцион не явились. Дом приобрели другие люди".

– Где они будут жить теперь и почему, по вашему мнению, они не оформили бумаги для участия в аукционе?

– Не будет такого, чтобы они остались между небом и землей, они же наши, деревенские люди! Все будет и дальше зависеть от них. Возможно, они на что-то надеялись, они очень простые, многодетные люди. Кстати, с ними заранее говорил лично и председатель аукционной комиссии, руководитель KA Vaiko Хейки Лутс.

Звонок "МК-Эстонии" в Синимяэ, Хейки Лутсу:

– Их, семью Карловича, как минимум дважды предупреждали, — утверждает председатель аукционной комиссии волости Вайвара Хейки Лутс. — И я звонил лично старейшине, и им тоже. И Карлович несколько раз бывал в волостной управе, где ему говорили, что нужно сдать бумаги. Там дел на десять минут: бланк к заявлению по форме заполнить, подтвердить, что ты житель нашей волости… К тому же он арендатор, у него первоочередное право на снимаемое жилье, ему это объясняли в управе, я знаю. Еще нужны были копии договора о найме, копия паспорта. Требовалось внести сто крон за участие в аукционе и 10 процентов от стоимости имущества. И, кстати, доска объявлений с извещением об аукционе находится чуть ли не напротив дома Карловича. В общем, скажу, что ни с кем так в волости не носились, как с Карловичем и его семьей. И все они знали…

Вячеслав Карлович заявил "МК-Эстонии", что новый владелец дома номер 8 в Аувере, делец из Нарвы, промышляющий торговлей мясом, Валерий Чагин, дал денег своему брату Виктору Чагину из Вайвара, чтобы тот перекупил без проблем жилище многодетной семьи.


"Мы там будем жить!"

Так сказал Валерий Чагин в ответ на вопрос "МК-Эстонии", что они с братом собираются сделать с приобретенным домом.

– Я дал брату Виктору денег, — сказал далее Валерий Чагин, — и мы хотели сначала приобрести половину дома номер восемь. Но так как Карлович не подал документов, то нам в последний момент предложили купить дом целиком. Что мы и сделали. И еще заплатили долг за воду, где-то 800 крон.

– До какого времени в доме будет жить семья Вячеслава и Марины?

– До 21 июня этого года, пока у них не закончится договор аренды с волостью. Потом будут выселять. Им что-то подыщут. Ведь с моей матерью в той же волости случилось то же самое: она по наивности думала, что раз там давно живет, то и квартира ее. Купили на аукционе дом и выселили в две недели! Так что отремонтируем дом и будем вместе жить.

– Вячеслав утверждает, что вы нарвский торговец мясом, а Марина называет вас "мясным дельцом". Согласитесь, что оттенок негативный? Как вы считаете, почему же они сами не выкупили дом?

– Потому что меньше водки пить надо! Я приезжал туда дважды, посмотреть на нежилую половину, меня оттуда пытались выгнать и пугали, что мне не жить, если еще сунусь! Это уже после аукциона. Работать надо больше, будут деньги тогда! У нас в семье тоже трое братьев и четыре сестры, да мама, а детей клепать — много ума не надо.

– Никакого притона в нашем доме нет, водку не пью. Я не ворую, не сижу, зарабатываю деньги для семьи тяжелым честным трудом. Да, у жены была судимость. У меня их несколько, больше трех, так скажу. Но я встал на путь исправления 4 года назад. Не беспокойтесь, ваш вопрос понятен и ничуть меня не оскорбляет. Так прокомментировал высказывания Валерия Чагина Вячеслав Карлович.

По словам Валерия, у него в Нарве продуктовый магазин. Виктор Чагин, брат Валерия, утверждает, что Карлович был предупрежден заранее об аукционе.

"У меня, — заявил Вячеслав "МК-Эстонии", — еще действует договор об аренде, и здесь хозяин я. И я имею полное право выдворить с моей территории посторонних! В том числе и Чагиных".


Недетский вопрос

На что остается надеяться этой семье? После того, как они по наивности упустили возможность приватизировать собственное жилье, только на милость властей, которые предоставят им не гадюшник, а относительно приличное место для житья-бытья. Но, по словам волостного старейшины Вейко Лухалайда, следующим этапом окончательной приватизации муниципального жилья в Вайвара будет 2006 год. То есть, выход в том, чтобы где-то, как-то перебиться полтора года и найти денег, поучаствовать в каком-то аукционе?

В этой истории правы все и виноваты все — каждый по-своему. Не виноваты ни в чем только дети. Но они скоро пострадают больше всех.