Илона Калдре о проекте ”Следствие ведут экстрасенсы-детективы”: мы раскрыли все истории

 (56)
Ilona Kaldre
Ilona KaldreFoto: Marek Paju, MK-Estonia

На Первом Балтийском идет новый проект ”Следствие ведут экстрасенсы-детективы”. В нем участвует и наша соотечественница Илона Калдре, которая снялась уже в 12 выпусках. Участница и победительница международных битв экстрасенсов нечасто бывает в Эстонии, но во время последнего приезда дала эксклюзивное интервью ”МК-Эстонии”, рассказав, что осталось за кадром нового ТВ-проекта.

Задача экспертов-экстрасенсов программы ”Следствие ведут экстрасенсы-детективы” — помочь следствию раскрыть дело. Причем свои способности экстрасенсы демонстрируют на глазах обычных людей. Расследования проекта докажут невиновность людей и найдут действительно виновных, ясновидящие восстанавливают цепочку событий, результатами которых стали кражи, изнасилования, исчезновения людей, жестокие убийства.

- Иногда для родственников это единственная возможность узнать, как все было на самом деле, — говорит Илона. — Я могу говорить о бессонных ночах, потому что постоянно думаешь об этом, потому что вспоминаешь лица людей. Как тяжело видеть глаза матерей, чьих детей уже не вернуть, мне хочется хоть чуть-чуть облегчить их эмоциональное состояние и доказать, что их ребенок не был самоубийцей, а его столкнули — такой случай был.

- Расскажите о новом проекте. Что это за шоу?

- Для нас, участников, это не было шоу, потому что все истории — подлинные, страшные, шло настоящие расследование, и испытания не казались нам смешными. Но, конечно, элементы шоу присутствовали исключительно для того, чтобы держать зрителя в напряжении.

Как правило, к экстрасенсу приходят, когда рассчитывают только на чудо. Говорят это открытым текстом. Человек попадает в тупик с расследованиями, не может найти ответы на свои вопросы. Что делать? Так родилась идея осуществить данный проект. Я могу сказать, что стояла у истоков. Когда начинала сниматься, нас было восемь — только финалисты предыдущих ”битв”. Постепенно присоединились другие: Саян Буян, Ольга Калинова из Чехии. Понадобились их услуги.

Как правило, у каждого есть своя специализация, например, я — не целитель. Я считаю, что врачом может быть любой, но у каждого должна быть своя специализация, кто-то разбирается в кардиологии, кто-то в хирургии, кто-то еще в чем-то. Я больше поисковик. Нам приходилось работать над смешанными историями. Одно дело видеть то, что произошло, другое дело, если туда присоединяется какая-то мистическая история или история из прошлого, и здесь я не очень сильна, еще учусь. Поэтому зову себе на помощь партнеров, которые понимают в этой области больше. Ты видишь что-то на поверхности, понимаешь что-то из прошлого, а связать самостоятельно не можешь. Поэтому надо работать в паре. В некоторых сериях просили у меня помощи, например, Алена Курилова вызывала меня неоднократно.

У нас не было еще ни одной истории, которую мы не смогли бы раскрыть. До сегодняшнего дня все, что мы делали, мы делали очень плодотворно, всегда ставили точку в расследовании. На экране каждая передача идет час, все как будто легко и просто. На самом деле иногда нужны недели работы, чтобы снять одну передачу. Бывает, вроде все понятно, вот он — убийца, но в какой-то момент понимаешь — не он. Мы же не играем судьбами людей, и надо иметь веские аргументы, чтобы, к примеру, обвинить человека.

Бывали случаи, когда убийца был на поверхности, а полиция этого не замечала. Вот история, где муж убил свою жену. Он — сотрудник милиции, прошел детектор лжи, принимал участие в поиске. И все равно нам удалось доказать, что он имел отношение к смерти жены, и сегодня в отношении него ведется следствие. У меня есть благодарственные письма от сотрудников милиции. Одной наградой я особенно горжусь, потому что она за подписью генерал-майора милиции Украины, господина Литвина.

- Охарактеризуйте своих коллег-экстрасенсов. 

- Саян Буян, Денис Холодницкий, Ольга Калинова не являются финалистами, Алена Курилова — победитель двух битв на украинском телевидении, считаю ее одной из сильнейших и очень люблю с ней работать, потому что она довольно четко подмечает те самые мелочи, из которых складывается результат. Анна Гальерс — победитель английской версии и финалист восьмого сезона на Украине.

Мы все разные, мы по-разному работаем, у нас разные подходы, но тут не важно, кто и как работает, важно прийти к общему знаменателю. В итоге, когда мы сходимся на одной и той же версии, это для нас определенная победа, доказательство, что мы движемся в правильном направлении.

Хаял Алекперов потрясающе хорошо работает, быстро. С ним одна проблема — он не владеет русским языком, общение порой проходит на уровне интуиции. С одной стороны, это тяжело, с другой — тоже испытание. Через переводчика работать сложнее, потому что какие-то важные для нас детали могут быть не так важны для переводчика.

Если честно, я бы всех выделила. С Галой Полищук мы вместе были в финале девятого сезона, подружились, общаемся, и она иногда звонит мне за консультациями.

Криста Урбан — очень жизнерадостный человек, во всем находит позитив. Мне очень нравится ее юмор: она говорит, что на кладбище видит плюсы. И позитив помогает в нашей работе. Когда ты столкнулся с чужим горем и совсем удручен, хорошо, что рядом специалисты, которые вытащат тебя из этого состояния.

С Денисом Холодницким мы снимались в местном эстонском проекте. Он молодой еще, очень многому учится у своей тещи Алены Орловой. Я думаю, у него большое будущее.

Роман Латынин мне нравится. Мы оба — Стрельцы, не останавливаемся ни перед какими испытаниями. Как-то Роману надо было назвать имя виновного — церковнослужителя, и Роман назвал, не побоялся мести.

Жанна Шулакова и Сергей Колесниченко — ведьмаги, работают с черной магией. Я этого побаиваюсь. Считаю, что необходимо расследовать, но не любой ценой. Но если темная магия дает положительный результат для расследования, наверное, она имеет место быть.

- У вас все равны или есть лидер, тот, к чьим словам будут прислушиваться? 

- Лидеров в экстрасенсорике быть не может, потому что каждый чего-то достиг, каждый уверен, что обладает собственными сакральными знаниями. Это не значит, что мы не соревнуемся. Иногда соревнуемся и достигаем нового уровня. Для меня значим человеческий фактор, то есть какой человек в быту, какой в общении, насколько он сердечный, умеет ли быть хорошим другом, собеседником.

Интервью целиком — в еженедельнике ”МК-Эстония”.

Küsitlus #118543