Доктор, спасавший жертв алкоотравления в Пярну: нейтрализовать действие метанола водкой невозможно

 (31)
Доктор, спасавший жертв алкоотравления в Пярну: нейтрализовать действие метанола водкой невозможно
МК-Эстония

Случай с отравлением метанолом в Иркутске стал самым массовым в истории постсоветского пространства. 15 лет назад похожая трагедия случилась в Пярну: тогда от яда пострадали 154 человека. 68 из них умерли, несколько десятков остались инвалидами, пишет "МК-Эстония".

Руководитель анестезиологической и реаниматологической службы Пярнуской больницы Райдо Паасма и весь персонал госпиталя приложили огромные усилия, чтобы спасти жизнь и здоровье соотечественников. Спустя 12 лет он защитил диссертацию на тему клинических исследований массовых отравлений метанолом и пришел к неутешительным выводам.

После лечения в больнице выздоровели тогда 86 человек. При этом у некоторых остались проблемы со зрением и неврологией. Через шесть лет после случившегося врачи вызвали их для контрольного наблюдения. И выяснилось, что больше 30 человек за это время уже умерли. Как отмечает Райдо Паасма, из разговоров с пострадавшими выяснилось, что около 70% из них по-прежнему употребляли алкоголь.

– А те люди, которые стали инвалидами, не поменяли образ жизни? С какими повреждениями их выписывали?

– Кто-то ослеп, кто-то потерял память, не смог больше ходить. У некоторых постоянно тряслись руки и ноги. Эти люди тоже продолжили пить, потому что они потеряли цель жизни.

– Вы говорите, что больше 30 человек в течение шести лет умерли. Каковы причины смертей?

– Основная все та же — чрезмерное употребление алкоголя. Это привело к различным травмам, сердечно-сосудистым заболеваниям, воспалению легких…

– Получается, что и метанол не понадобился… Возвращаясь к нашей основной теме — каким образом метанол воздействует на организм? Насколько легко справиться с таким отравлением?

– Дело в том, что сам по себе метанол не токсичен. Но он метаболизируется, то есть, говоря простым языком, начинает оказывать токсическое воздействие на организм в течение 12–24 часов после попадания внутрь. И здесь интересна разница между людьми и животными. У животных в организме есть вещество — фолиевая кислота, она нейтрализует метанол. У нас она тоже содержится, но в очень маленьком количестве, поэтому нам оно не помогает.

Отравление метанолом очень сложно диагностировать. Ведь время от употребления до первых клинических симптомов может быть довольно долгим. И оно может быть еще длиннее, если люди одновременно с метанолом или после него пьют нормальную водку. Симптомы появятся тогда, когда алкоголь будет выводиться из организма.

– То есть качественный алкоголь не нейтрализует действие метанола? Это же самая распространенная версия — мол, для того, чтобы не отравиться метанолом, достаточно просто выпить водки. Значит, это не панацея?

– Этиловый спирт действительно нейтрализует метиловый. Но всего лишь на время. Смотрите, время токсического распада метанола — 72–90 часов. Чтобы оказать противодействие, ты должен держать в крови концентрацию этанола не менее одного промилле на протяжении трех-четырех суток. Пока в крови содержится такое количество чистого спирта, метиловый спирт может даже не начать метаболизироваться. Но выполнить это условие очень трудно, люди банально захотят спать. Поэтому так лечиться невозможно.

– Неужели никак нельзя самостоятельно себе помочь? Вот человек понял, что выпил метанол, что ему делать? Может быть, стоит вызвать рвоту, съесть что-то?..

– Дело в том, что сразу после употребления человек не поймет, что он выпил метанол.

Симптомы появятся через 10–12 часов, когда сам себе уже не поможешь: метанол метаболизировался и начал разрушать организм. Нет смысла в самодеятельности — нужно сразу вызывать врача. У нас же выходит так: люди прочитали где-то в газетах, что можно просто выпить водки и вылечиться. Они напиваются, засыпают, а просыпаются уже слепыми. Потому что за это время этанол вывелся и перестал нейтрализовывать действие яда. Такое очень часто бывает. И это очень страшно.

– А в больнице как будут спасать отравившихся людей? Отличается ли современное лечение от того, что было 15 лет назад?

– В 2001 году главная наша сложность была в том, чтобы диагностировать отравление метанолом. У первых поступивших не было четких клинических симптомов. Конечно, когда вызовов стало много, и диагноз был поставлен, мы начали лечить их этанолом. Пациенты получали процедуру гемодиализа — очищения крови. Пострадавших было так много, что мы сразу отправляли их в другие больницы — в Таллинн, Тарту… Для метаноловых отравлений есть два антидота. Первое — этанол, но я уже говорил, что его нужно постоянно поддерживать в организме. Теперь уже есть другой: фомепизол. С ним гораздо легче. Потому что его достаточно давать два раза в день, с промежутком в 12 часов. И тебе не надо следить за его уровнем. Ты можешь быть уверенным, что метанол дальше не метаболизируется. В этом существенная разница между двумя препаратами. Конечно, этанол гораздо дешевле. Но я считаю, что если есть возможность, больницам нужно иметь фомепизол.

– В 2001-м его еще не было?

– Он только что вышел, в Эстонии его еще не было.

– Те, кто отравился ”Боярышником” в Иркутске, все-таки принадлежали к определенной прослойке населения. А кто в Эстонии покупал подпольный алкоголь?

– Самые разные люди. Это и бедняки, и обычные работяги, и молодежь, которая пришла на вечеринку: алкоголь закончился, кто-то знал место, где можно купить, пошли, купили, распили… Ту водку люди приобрели как раз в тот день, когда все получили зарплаты и пенсии. Причем купили у людей, у которых были постоянными покупателями.

– Но почему именно нелегальное спиртное? Только из-за цены?

– Как я узнал из разговора с пострадавшими, было три фактора. Главное, конечно, цена. Другая группа объяснила поступок тем, что хорошо знают продавца, ”работают” с ним годами, и всегда он продавал им достойный товар. Третья причина: в магазинах можно купить алкоголь только до 22:00. Если тебе понадобится спиртное в более позднее время, то ты пойдешь искать его в другие места…