Быстров ушел внезапно и быстро

 (7)
Nurgakivi asetamine
Nurgakivi asetamineFoto: Andres Putting

Не стало многолетнего маардуского градоначальника Георгия Быстрова. В четверг, 15 октября, скоропостижно скончался мэр Маарду. По данным СМИ, сердце Георгия Быстрова остановилось во время деловой встречи, которая проходила в одном из таллиннских кафе. И хотя «скорая помощь» приехала на вызов очень оперативно, медикам не удалось спасти ему жизнь.

Здоровье Георгия Васильевича не было железным. Все-таки возраст (10 октября ему исполнился 71 год) и большая рабочая нагрузка. Не так давно Быстров вернулся из Белоруссии, где проходил восстановительное лечение.

Однако в тот день, как говорится, ничто не предвещало беды. Член правления маардуского паевого товарищества по уходу за городским имуществом Анатолий Егоров видел Быстрова в мэрии Маарду утром около 11 часов.

Читайте также:

”Я ему докладывал о производственных вопросах. Выглядел он уставшим, но на здоровье не жаловался”, — рассказал Егоров порталу Delfi.

Около 15:00 Быстров отправился на заседание попечительского совета. Решался вопрос по поводу стипендий мэра Москвы. ”Он пожаловался на плохое самочувствие. Потом его проводили до машины”, — поведал Егоров, который узнал эту информацию со слов знакомых.

В Центре тревоги сообщили, что вызов поступил около 17:00. Около 18 часов Егоров позвонил Быстрову на его мобильный телефон. Дозвониться не удалось.

”Тогда я позвонил на домашний. Трубку взяла супруга. Она сказала, что он задерживается. ”Как придет, я скажу, чтобы перезвонил”, — процитировал супругу Быстрова Егоров.

Капитан корабля в океане

Одни считали маардуского мэра сильным городским головой и крепким хозяйственником старой школы. Другие, напротив, говорили о нем как о человеке противоречивом, придерживающимся авторитарных методов руководства, а на общественно-политическом поприще отмечали отсутствие видимых результатов.

При этом Георгий Быстров не был только мэром Маарду. Он состоял в Международной ассоциации мэров северных городов мира, где в свое время занимал пост вице-президента, являлся членом Всемирного Совета российских соотечественников, членом Координационного Совета российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ), был председателем Совета уполномоченных Объединенной левой партии Эстонии.

Быстров провел в политике более 30 лет. Когда после очередных выборов он вдруг перестал быть мэром, возглавив горсобрание, пошли слухи, что, дескать, он собрался отойти от дел и выбрал себе преемника. Однако довольно скоро произошла очередная рокировка — Николай Воейкин пост мэра покинул, и Быстров снова встал у руля города. Сам он в интервью ”МК-Эстонии” четыре года назад использовал такую метафору: ”Мэр города сродни капитану дальнего плавания, ведущему корабль в бушующих волнах океана. Политика для меня и есть океан, а город Маарду — наш общий корабль”.

Уходить на заслуженный отдых Георгий Быстров не торопился. ”Вся моя жизнь — работа, и поэтому, пока есть силы и здоровье, я намерен трудиться. И если горожане очередной раз доверили мне и моим товарищам управление Маарду, сделаю все, чтобы оправдать их доверие и сделать наш город краше и уютнее”, — говорил он.

Он гордился тем, что удалось сделать в Маарду. Вспоминал, как в конце 80-х — начале 90-х годов, когда Маарду находился в составе Таллинна, а точнее — был бесправным придатком Морского района, города как такового не существовало. Был рабочий поселок, построенный для работников производственного объединения ”Эстонфосфорит” и находившийся на балансе предприятия. После закрытия ”Эстонфосфорита” поселок попал под остаточное финансирование Таллинна и начал медленно, но верно опускаться на дно.

При постоянном дефиците бюджета Маарду очень скоро накопил долги и реально встал на путь банкротства. Спасительным шагом, по мнению Быстрова, стало решение обрести статус самостоятельного самоуправления, а сохранившаяся еще численность населения более 10 000 человек позволяла Маарду стать городом.

Быстрова донимала Языковая инспекция, потому что он не очень хорошо владел эстонским языком. Над ним подтрунивали политические оппоненты, считая старомодным и негибким. Но выборы раз за разом показывали, что самих жителей Маарду все устраивает.

”За минувшие годы у нас произошли разительные перемены, оценить которые способен лишь тот, кто имеет возможность сравнивать. Даже если кому-то не довелось бывать в Маарду 20 лет назад, достаточно увидеть фотографии того периода и посмотреть в окно, чтобы ощутить, какой путь прошел город за этот короткий срок”, — говорил Быстров.

Политик вне политики

Создается впечатление, что политикой как таковой (когда много говорят, постоянно что-то заявляют, участвуют в различных пиар-акциях и т. п. ) Быстров практически не занимался. Он действительно был именно что хозяйственником. Хотя и был далеко не на последних ролях в Объединенной левой партии Эстонии, которая стала наследницей ОНПЭ, а после и Конституционной партии, в которой он состоял.

На первых в истории Эстонии выборах в Европейский парламент в 2004 году Быстров баллотировался как независимый кандидат и набрал очень солидное количество голосов — 6183. Мандата не получил, но заставил своим результатом говорить о силе и потенциале русских политиков. Правда, традиционно Георгий Быстров хорошо выступал именно на муниципальных выборах, тогда как на парламентских звезд с неба не хватал.

При этом пресловутый русский вопрос был ему не чужд. Будучи русскоязычным политиком, он эту тему не педалировал, но время от времени к ней возвращался.

”У нас в стране более трети населения составляют русские и представители нацменьшинств. Надо ли говорить, что в условиях растущего расслоения общества, в том числе и по национальному признаку, разрозненность 1/3 населения Эстонии, находящегося в наиболее трудном правовом, а также социально-экономическом положении, нельзя считать нормальным явлением. Если такое положение сохраняется 20 лет, должны найтись политические силы, ставящие перед собой цель изменить ситуацию, а как будут называться эти силы — не так уж и важно”, — рассуждал он на тему русской политики в Эстонии.

Наиболее реалистичным путем он считал консолидацию всего спектра общественно-политических сил, представляющих русское население Эстонии.

”Пальцы, сжатые в один кулак, всегда сильнее, чем растопыренные. А сегодня мы имеем руку со многими растопыренными пальцами, да еще каждый из которых — указательный”, — говорил Георгий Васильевич.

Однако на выборах 2013 и 2014 годов эта мысль, озвученная еще в 2011-м, реализована так и не была, а русские партии как таковые окончательно маргинализировались. А сам Быстров так и остался крепким хозяйственником муниципального уровня, не скатившись в пучину политических дрязг и интриг.