Актриса Анастасия Цубина о конкурсе вокалистов в Нью-Йорке: там был экстрим!

 (2)
Актриса Анастасия Цубина о конкурсе вокалистов в Нью-Йорке: там был экстрим!
Foto: "МК-Эстония"

Она востребована в Русском театре, она жена актера Ивана Алексеева и счастливая мама почти двухлетней дочери. Анастасия не считает свой успех на II конкурсе имени Джорджа Гершвина в Нью-Йорке чем-то выдающимся и повторяет, что грандиозных вокальных творческих планов у нее нет, пишет ”МК-Эстония”.

- Цель этого конкурса — помочь молодым талантливым музыкантам-исполнителям разных жанров в Америке и других странах найти свою дорогу в мире музыкального искусства. Вокальную программу можно было выбирать самому, из обязательного выступления — классическая ария, — рассказывает Анастасия.

- Как проходил отбор?
- Любой конкурс начинается с того, что ты платишь взнос и отсылаешь видео. Затем жюри твоей арт-категории решает, пропустить тебя дальше или нет. Я прилетела уже на финал, все отборочные туры проходили тоже по видео. В моей категории вокала в финале соревновались почти 20 человек.

- Что, кроме третьего места, дал тебе конкурс?
- Весомый опыт. Я совершила кучу ошибок, и самая большая — что я поехала без концертмейстера. Везти его с собой было дорого. Организаторы сказали, что предоставят своего. Так как конкурс проходил в Нью-Йорке, я ожидала концертмейстера более высокого уровня, но мои ожидания не оправдались. Наши пианисты практически все наизусть знают популярную оперную программу, американские же привыкли к другому жанру — мюзиклу, поэтому наша программа была им плохо знакома. Спела я хорошо с учетом всех обстоятельств. Однако хотелось получить удовольствие от выступления, а вместо удовольствия был экстрим.

Третье место я разделила с Анной Ганиной, моей подругой, которая приехала со мной. Первое получила американка, исполнившая материал из мюзиклов. В Америке мюзиклы очень популярны, и программа многих финалистов была составлена из них. А у нас, классических певцов, считается дурным тоном на конкурсах петь мюзикл, так как вокально и технически он проще, чем опера.

- Ты занимаешься вокалом с детства?
- В детстве пела в хоровой студии в Силламяэ, мечтала продолжить. Правда, мой педагог готовил меня на дирижерский факультет. Я приехала поступать в Таллиннское музыкальное училище имени Георг Отса, и выбрала вокальный факультет. Поступила, но понимала, что голос у меня небольшой, с ним я особых высот не достигну, нужно брать чем-то еще. Чувствовала, что не хватает актерского мастерства на факультете, поэтому поступила в театральную студию Русского театра, чтобы подкрепить умения, и осталась там. Сильно затянуло. Параллельно окончила училище, поступила к педагогу Эде Захаровой в Таллиннский университет на музыкальный факультет. Я продолжала развиваться, но уже не все силы и время тратила на вокал, так как влюбилась в драматический театр и выбрала его.

- Ветреная ты девушка!
- Да вообще! Мало того, что ушла в театр, так еще и ребенка родила. Это конец!

- Почему?
- Считается, если у тебя семья, то в вокальном плане у тебя мало что может получиться. Сегодня многие занимаются оперными проектными театрами, не репертуарными. Ты учишь партии на языке оригинала и можешь ездить с ними по миру. Очень удобно, так как не надо выучивать оперу на языке той страны, в которой ты поешь. Поэтому все оперники живут на чемоданах. С ребенком такой образ жизни вести сложно. Не все могут петь во время беременности, потом идет период восстановления, меняется голос. Я набрала во время беременности 20 кг, и голос стал более крепким. Потом я 20 кг скинула — опять все поменялось.

Во время беременности я сделала себе пинок под зад: запланировала концерт через месяц после рождения дочки. Чтобы не было времени расслабляться. Нужно сразу же восстанавливать себя, иначе потом наступает спокойствие, а это самое страшное, что может произойти с творческим человеком. Помню, приходила моя подруга, мы распевались, у меня практически пропали верха — рановато было петь, но я брала не очень сложную технически программу, например, колыбельные. Учила их, укачивая свою дочь.

- Ты не принимала участие в местном телепроекте Klassikatähed?
- Мне 27 лет. Проект предусматривал возрастной ценз — до 24 лет. Если убрать возрастной критерий, то придут профессионалы и убьют всех своим голосом и мастерством.

ТОП

- Российские проекты ”Голос” и ”Главная сцена” тебя не привлекают?
- У меня нет амбиций в популяризации себя на весь мир. ”Голос” — формат для популярной музыки, туда приходят и оперные певцы, но я не могу сказать, что они приходят туда на пике своего мастерства. Сегодня я очень довольна своей жизнью. У нас потрясающий художественный руководитель в театре, есть все возможности для самореализации. Я хочу соединить то, что я получила в драматическом театре, и вокал. Возможно, буду делать свои концертные постановки.

Uudiskirja Üleskutse