Жертва домогательств психиатра Мехилане: он не отпускал меня. Он не отпускал меня

 (1)
Жертва домогательств психиатра Мехилане: он не отпускал меня. Он не отпускал меня
Foto: Shutterstock

Статья Eesti Päevaleht о том, как психиатр Лембит Мехилане сексуально домогался своей пациентки, вызвала сумасшедший резонанс. Писали женщины, которые пережили то же самое — и у того же врача. Пациентки Мехилане рассказывают Eesti Päevaleht свои истории (все имена пациенток изменены — прим. ред.).

История Анне

"Я рассказываю свою историю из-за той женщины, о которой писала Eesti Päevaleht. Шесть лет назад никто не мог ничего для меня сделать, а сейчас я могу это сделать для той женщины, Мари. Эти слезы — не слезы жалости. Это слезы гнева из-за того, что мне сделал тот мужчина шесть лет назад.

Мне тогда было 34 года. Я решила пойти к психиатру, потому что меня раньше сексуально домогались. Меня при этом физически удерживали на месте. Это не забывается. Я иногда теряю эту тему, но потом она возвращается в мою жизнь. Тревога. Бессонные ночи. Я почувствовала: я должна заняться этой проблемой.

Читайте также:

Я составила план, что пойду к психиатру, который даст мне лекарства, и потом к психологу на терапию.

Я позвонила в Ambromed. Сказали: Мехилане, мужчина. Ни к кому другому времени не было. Я на мгновение задумалась, но все-таки решила, что подойдет. У меня ведь был план.

Я пошла туда. Мехилане посмотрел на меня и спросил, в правильном ли я месте.

"Говорите", — лаконично сказал он.

Как ты скажешь? Я собралась с духом. "Случилось такое, что…"

"Ну что случилось?" — спросил он. "Кто-то лапал вас? Насиловал? Кто это был? Отец?"

Я ответила, что нет. Сказала, что у меня тревога и проблемы со сном. Он не особенно меня слушал. Наверное, посчитал, что я не критический больной. Назначил лекарства, чтобы я могла спать, и сказал, мол, приходите через две недели снова.

Эти лекарства вызвали кошмары. Когда я позднее сказала об этом доктору, он сказал: да-да, у него такой побочный эффект.

Через две недели на новом сеансе он первым делом спросил: "Сколько раз вы в течение этого времени жалели?"

Пару раз бывало. Мехилане не помнил ничего. "Что у вас было? Муж бил, отец пил?" Он в прошлый раз ничего не записал. Спросил, кем я работаю, и потом начал говорить о сексе. Спросил, какие позы мне нравятся, занималась ли я сексом с женщинами и нравится ли мне анальный и оральный секс.

Я пошла к психиатру, потому что меня грубо сексуально домогались, но это его не интересовало. Все время приема он рисовал прямоугольники.

Он сказал, мол, не принимайте эти лекарства, и ушел в отпуск. Но перед этим сказал: "Вы дьявольская женщина. Я представляю, как вы входите в комнату, в которой мужчины — и все замолкают и смотрят на вас".

Я поняла, что мы говорим о разных вещах. Я ни разу не смотрела на него, и он на меня тоже.

Спустя некоторое время — неделю или больше — на работе зазвонил мой мобильный телефон. Номер был незнакомый, но я взяла трубку. Это был Мехилане. Он сказал, что проезжает мимо моей работы, едет этой дорогой в свой загородный дом.

"Я видел вас сегодня ночью во сне. Думал, как у вас дела".

Я ответила, что дела хорошо, работаю.

Он спросил, назначила ли я новое время. Я ответила, что да. Разговор закончился, и я сохранила номер. Это был странный разговор.

В начале августа я снова пошла на прием. Я была уверена, что это будет последний раз. (Я получила время от Больничной кассы, тогда Больничная касса оплачивала примем психиатра раз в месяц).

Первое, что сказал мне Мехилане: "Я не мог дождаться вас. Я думал о вас все время. Этот месяц был очень долгим".

Я сообщила, что я больше не приду к нему на прием и хочу пойти к психологу.

Мехилане сказал, что он должен меня видеть, и стал рассуждать, где он мог бы меня видеть. Спросил, где я работаю, обслуживаю ли я клиентов-мужчин. Сказал, что должен где-то как-то меня видеть.

Я сказала, что Больничная касса оплачивает только один раз в месяц и я больше не приду.

"Я не согласен ждать так долго", — умолял Мехилане. Он продолжил, что его отношения с женой десять лет такие, какие они есть. Сказал, что видел меня во сне и показывал мне разные позы.

Его руки дрожали, и он рисовал прямоугольники.

Я встала и сказала, что должна идти. В этот момент он вскочил и схватил меня в свои объятия. Он дрожал всем телом и пыхтел. Держал меня одной рукой, другой рукой гладил меня. Дрожал. Мои руки были передо мной, я пыталась его оттолкнуть, но он тянул меня обратно и только ерошил мои волосы. Я маленькая женщина, он высокий мужчина.

Он начал поднимать мою голову вверх, видимо, хотел поцеловать. В этот момент я собралась с силами, вырвалась и помчалась в машину.

Я поехала домой, телефон зазвонил. Он звонил с номера Ambromed. Я не взяла трубку. Я пошла под душ, чувствовала, что я грязная.

Я рассказала о случившемся двум близким людям. Я повторяла им: "Он не отпускал меня. Он не отпускал меня".

Они просили, чтобы я пошла в полицию. Но чем бы я доказала случившееся? Позвоню в Ambromed, откуда этот — урод — мне звонил?

В моей папке должно быть два слова. Остальное — прямоугольники, которые он рисовал дрожащими руками.

Я думала, что справлюсь с этим, но не справилась. Я обратилась к психиатру и рассказала о случившемся. Он не мог ничего сказать, лицо было полно ужаса. Он спросил, думала ли я об обращении в полицию или в Ambromed. Я ответила: что я им скажу, как докажу? И он ничего не сказал.

Когда я пошла в Ambromed, я несла один груз. Когда я оттуда вышла, у меня их было два".

История Лийны

"В первый раз я пошла на прием к доктору Мехилане в 2009 году, он тогда работал в психиатрической клинике Тартуского университета. Я обратилась к нему с депрессией.

Главная рекомендация от депрессии, которую я получила от Мехилане, была: "Изнасилуйте какого-нибудь мужчину". Это была его постоянная рекомендация. Я не могла делать ничего другого, кроме как глуповато улыбаться. Он неоднократно хвалил мою внешность и говорил, что стал бы моим женихом, если бы был немного моложе.

Я говорила, что ищу новое жилье, съемную квартиру, и он предложил, что я могла бы снять принадлежащую ему квартиру на улице Струве. Этого я не сделала, но и не могла увидеть за этой идеей ничего плохого. Я доверяла врачу.

Однажды он позвонил мне и пригласил, так сказать, в поездку: "Ну, поедем смотреть подснежники?" Я сказала, что подснежники в это время не цветут, и больше не говорила. Показалось, что он все-таки немного странный и мне не было бы никакой пользы от походов к нему, так что я перестала туда ходить.

Мехилане давал мне из своего ящика лекарства без упаковки. Но я не брала их, потому что боялась их действия. Я ведь не знала, что они могут сделать".

История Трийну

"Я только пришла искать помощи в борьбе с депрессией. Я хотела, чтобы я могла ходить в ту же клинику, где психолог, и к психиатру, и на приеме меня направили на первое свободное время к доктору Мехилане. (Я не просила отправить меня к нему и о его поведении тогда не знала. В той же клинике мой психолог — лучший, я получила от него много помощи).

Первым делом Мехилане попросил меня рассказать, в чем состоит моя проблема. Поскольку я давно знала о своей депрессии и уже ходила к одному психиатру, говоря о ней, я использовала распространенные термины. После пары фраз он спросил, выучила ли я эти слова из какой-то книги. Я почувствовала, что меня не воспринимают всерьез.

После этого он задал бессчетное количество вопросов о моем детстве и сексуальной жизни. Я отвечала кратко и лаконично, потому что не могла предположить, как они связаны с моей депрессией прямо сейчас, потому что мои негативные мысли были обусловлены скорее боязнью провала и высокими ожиданиями к самой себе.

Все время сеанса Мехилане рисовал на листе бумаги (на котором психиатр должен делать заметки о пациенте и его состоянии) клеточки и черточки, оставляя впечатление, что он не слушает меня.

Когда я упомянула, что уже ходила к одному психиатру, он спросил имя. Услышав его, Мехилане сморщил нос и выдал неприятный комментарий о нем.

На вопрос о моих лекарствах и дозе он снова получил заметно не удовлетворивший его ответ, однако он не считал, что их нужно поменять.

Мехилане отметил, что мои проблемы все-таки состоят в моем интимном одиночестве и любезно пообещал выписать мне рецепт на бойфренда.

Я продолжила лечение в другом месте — там, где оно мне подошло".

Обвинение в изнасиловании

Помимо того, что после выхода статьи Лембита Мехилане обвинили в домогательствах еще три пациентки, выяснилось, что шесть лет назад он был под следствием по обвинению в изнасиловании.

20 июня 2011 года Лыунаская окружная прокуратура начала уголовное производство в отношении Лембита Мехилане по статье 141 Пенитенциарного кодекса, которая рассматривает изнасилование.

В Клинике Тартуского университета подтвердили, что в том же месяце, в июне 2011 года, трудовые отношения доктора Мехилане и клиники были прекращены по соглашению сторон. На вопрос, было ли это связано с обвинением в изнасиловании, клиника не ответила.

По сведениям Eesti Päevaleht, доктор Мехилане начал работать в тартуской частной клинике Ambromed примерно на месяц раньше, в мае 2011 года.

Уголовное расследование в отношении доктора Мехилане прекратили в начале апреля 2012 года, потому что вину невозможно было доказать.

Eesti Päevaleht спрашивал как у руководителя Ambromed доктора Елены Пыльдсам, так и у доктора Мехилане, наняла ли руководитель клиники психиатра, зная о приведшем к расследованию изнасилования случае, или нет, а также когда Пыльдсам узнала об уголовном деле в отношении Мехилане и что она тогда предприняла.

Доктор Пыльдсам не ответила ни на один вопрос Eesti Päevaleht по существу и отказалась как от встречи, так и от интервью, но сообщила по электронной почте, что приостановила приемы доктора Мехилане и осуждает случаи домогательства.

Доктор Мехилане в последний раз отвечал на вопросы по телефону в понедельник. В течение короткого телефонного разговора он пожаловался, что находится под действием сильных лекарств и не способен обсуждать тему. Сначала он согласился на предложение встретиться, но потом отказался от этого, сославшись на здоровье.

Uudiskirja Üleskutse