Зачем тебе серьга в ухе? Молодые люди нетрадиционной сексуальной ориентации из-за притеснений вынуждены менять школу

 (53)
Зачем тебе серьга в ухе? Молодые люди нетрадиционной сексуальной ориентации из-за притеснений вынуждены менять школу
Jan Kuusemets vahetas kooli ja nägi, kuidas üks kool teeb tõsiselt midagi selle nimel, et kõik õpilased tunneksid end seal turvaliselt.Foto: Helen Solovjev

Яан Куусеметс девять лет учился в маленькой школе, где никто не знал, что он гей. После окончания основной школы он поступил в Ракверескую реальную гимназию. Новый этап в своей жизни он решил начать с каминг-аута, пишет Eesti Päevaleht.

Молодой человек говорит, что если друзья отнеслись к информации о его ориентации с пониманием, то про школу в общем этого сказать нельзя. Он рассказывает, что когда подходил в школе к какой-нибудь компании и начинал разговор, то на первый взгляд все было хорошо, но как только он уходил, то сразу же слышал фразы в стиле ”педераст” или ”бесит”. Чаще всего в школе он слышал слово ”п***р”. ”Не знаю, была ли это случайность, но всегда, когда я проходил мимо, то слышал такие слова. Почему-то мне кажется, что в большинстве случаев они были адресованы мне”, — рассуждает молодой человек.

Большинство одноклассников относились к нему с терпимостью, но не все. Некоторых, например, возмутило, что для презентации по человековедению он выбрал тему ЛГБТ. Они посчитали это пропагандой. ”Все, что я делал, окрашивалось в негативный аспект”, — говорит Яан.

Читайте также:

Все это привело к тому, что в десятом классе он стал все меньше общаться с другими учениками. ”Школа стала местом, где мне было неудобно, где я все время был один. Там не было опорных лиц, которые могли бы меня поддержать и к которым я мог бы прийти”. Так парень стал пропускать школу, иногда отсутствовал по несколько недель. Поддерживала его только классная руководительница. Драматический кульминации ситуация достигла после того, как Яан разместил на школьном инфостенде информацию об ЛГБТ-хоре. Родитель одного из учеников, оказавшийся по совместительству журналистом, отправился к директору и потребовал снять объявление. Дело получило огласку и в прессе.

”Я хочу придерживаться в школе нейтральной линии, потому что я не знаю, на основании чего создаются те или иные школы, секты или объединения, — говорит директор гимназии Мартти Марксоо. — Не хочу создавать прецедента”. По словам Яана, школа расценила его поступок как пропаганду. Однажды Яан пришел в школу с серьгой в ухе и дальнейшее развитие событий было просто ужасным. ”Я не мог нигде ходить — везде слышал только оскорбления”.

”Яан создал себе сильно бросающуюся в глаза внешность. Одежда, цвет волос, различные аксессуары, которые это подчеркивали. У нас в школе было еще несколько молодых людей, которые, по имеющейся информации, имели нетрадиционную ориентацию, но они так не выделялись. У них проблем было намного меньше или не было вовсе”, — говорит директор.
При этом он отмечает, что, безусловно, внешность не должна становиться причиной травли, просто если ты выделяешься, то должен быть готов к тому, что кто-то может тебе что-то сказать. Яан и директор пытались совместно решить проблему, но к общему знаменателю прийти не удалось. Молодой человек перешел в частную гимназию.

История Яана — не исключение из правил. По данным проведенного Союзом ЛГБТ опроса, 35% ответивших чувствуют себя в школе небезопасно из-за своей сексуальной ориентации и 28% — из-за гендерного самовыражения. 57% респондентов слышали уничижительные комментарии от учителей и других работников школы. 61% ответили, что работники школы никогда не вмешивались, если слышали гомофобные замечания.

Главный специалист отдела школьной сети Министерства образования и науки Юрген Ракасельг подчеркивает, что желание избежать критики (как это было с Раквереской реальной гимназией) не оправдывает бездействия. ”Школа обязана обеспечивать безопасность детей — как моральную, так и физическую, вне зависимости от того, какого мировоззрения или религии придерживается этот человек или другие. Это ясно, однозначно, тут нет никаких сомнений”.

Специалист отмечает, что унижения и притеснения на основании любых признаков запрещены как по конституции, так и по закону об основных школах и гимназиях. Существуют и случаи из практики, когда ученики, чью безопасность школа не смогла обеспечить, обращались в суд.

При этом следует заниматься не только теми случаями, когда источник притеснения известен, но и теми, когда невозможно назвать конкретного виновника. ”Например, в случае с травлей ребенок не может показать конкретно, кто первый начал его травить”, — говорит он и подчеркивает, что бездействие может означать нарушение закона. ”Если ученик чувствует, что его моральная и физическая безопасность под угрозой, обращается к школе, но никто ему не помогает, то речь явно идет о претензии как морального, так и правового свойства”.

Глава Союза ЛГБТ Кристель Раннаяэре говорит, что ситуация была сложной всегда, просто сейчас все больше инцидентов становится достоянием общественности, поскольку общество возбуждено. Так, один молодой человек из Пярну был вынужден бросить учебу, потому что его обижали в школе и били на улице, но никто его проблемой не занимался.

”Грустно, что у нас в школе работают люди, которые подходят к теме ЛГБТ+ не с точки зрения науки, а руководствуясь своими эмоциями. Они читают новости и думают, что речь идет о пропаганде, выборе, отклонении. Мне грустно, что мы бессильны, когда ребенок бросает школу, потому что директор не заботится о детях. На самом деле и мы как союз бессильны, потому что государство не поддерживает сообщество, а ведь министерство могло бы и вмешаться”, — рассуждает она.

Uudiskirja Üleskutse