”Я устал, но я не ухожу”. Передача Андрея Титова "Кто кого?" закрывается — почему, и каким будет новый проект?

 (8)
спойлер: появится соведущий
Андрей Титов
Андрей ТитовФото: скриншот программы

27 мая на канале ETV+ вышел в эфир последний выпуск передачи “Кто кого?”. В конце ее ведущий Андрей Титов сказал, что осенью она вернется на экраны в обновленном формате. Передача "Кто кого?" выходила в эфир с 3 января 2018 года, в общей сложности было снято 84 выпуска.

В формате вопрос-ответ Андрей Титов специально для RusDelfi подвел итоги, вспомнил ключевые моменты и рассказал про нового соведущего переделанной программы.

На формат вдохновили коллеги, но Соловьев тоже помог


Передачу закрыли?

Нет. Просто она изменится, станет другой. Может быть, даже сменится название. Пока что-то говорить рано. Но если оперировать термином, упомянутым в вопросе, то скажем так: скорее закрылась сама. Думаю, за два с половиной года формат себя полностью изжил. От изначальной задумки мы стали постепенно отходить где-то на середине дистанции.

Почему?

Причин много, надо смотреть комплексно. Первая и главная — не нашлось так много героев, готовых сражаться в словесных поединках друг с другом, да еще чтобы это кто-то оценивал. Изначально ведь задумка была такой: два участника, представляющих противоположные точки зрения на проблему; словесный поединок, состоящий из трех раундов; независимое жюри, которое в конце передачи раздает участникам баллы (по одному за каждый раунд), не опираясь на личное мнение, а оценивая аргументы и умение вести дискуссию; параллельно идет зрительское голосование, люди звонят, отвечая, чья позиция им ближе. В конце есть победитель по мнению жюри и по версии телезрителей.

Читайте также:

Кто-то говорит, что вы "слизали" идею у Владимира Соловьева.

Если угодно, можете и так сказать. У него же была когда-то передача ”К барьеру!”, потом ”Поединок”. Но меня больше вдохновили коллеги с портала rus.err.ee, которые устроили ряд дебатов в похожем формате накануне муниципальных выборов 2017 года. Я настолько загорелся, что предложил руководству канала сделать полноценную телепередачу.

И что пошло не так?

Сначала все шло очень даже так. Конечно, поскольку темы затрагивали острые, вопросы были спорные, а дебаты жаркие, то сразу начались какие-то придирки со стороны сочувствующих и соратников тех, кто участвовал. Некоторые обвинения были до смешного абсурдные. Скажем, у нас использовались два основных цвета, синий и красный, и приходилось выслушивать вопрос, почему тот или иной гость стоял именно на той или иной стороне. Хотя это всегда решалось перед эфиром путем жребия. После неоднократных жалоб мы даже стали делать жеребьевку во время включения в ”Актуальной камере” за несколько минут до начала.

Такая же абсурдная история была и с размером шрифта на телефонном голосовании. Мол, почему в поединке Алисы Блинцовой и Евгения Криштафовича имя последнего было написано мельче, чем имя оппонента. Да потому что размер строки стандартный, а в имени и фамилии Криштафовича на пять букв больше!

Русскоязычные центристы всегда выигрывали, жюри пришлось сменить на наблюдателей — некоторым не нравилось, что их оценивают

Легендарная передача с Алексеем Колесниковым (слева) и Всеволод Юргенсоном (справа) Foto: Владислава Снурникова/ERR

А главное, наверное, обвинения в предвзятости жюри?

Да, придирки к жюри — отдельная песня. Мы всегда старались выдерживать баланс, приглашали двух членов либо нейтральных, либо по возможности с противоположными взглядами, а третьим всегда был представитель Общества дебатов, то есть человек, который реально знает, как нужно оценивать умение вести дискуссию с профессиональной точки зрения. К тому же это постоянно подчеркивалось во время эфира: жюри оценивает, забыв про свое мнение. И много раз судьи в конце говорили: ”Мне эта точка зрения вообще не близка, но спорили вы сегодня лучше”. Но некоторым упоротым деятелям доказать что-то категорически невозможно. Один вот яростно нападал на судей, доказывая, что они не могут быть непредвзятыми. Я ему пример из одного из последних эфиров: а как же тогда Айнар Рууссаар, которого ты за глаза называешь не иначе, как фашистом, в поединке Яны Тоом и Марко Михкельсона отдал голос Яне Тоом? Думаете, это убеждает? Как бы не так!

Результаты телефонного голосования часто не совпадали с мнением жюри?

Точные пропорции не назову, но нередко, да. И к этому тоже часто апеллировали критики. Но тут ведь надо понимать, что зрители не в пример чаще, чем судьи, руководствуются эмоциями и предубеждениями. Если у нас были представители Центристской партии, то они неизменно выигрывали у своих оппонентов по версии зрителей, потому что центристы всегда были среди русскоязычных жителей популярнее своих политических оппонентов. Только однажды случилось наоборот, когда в поединке депутатов Таллиннского горсобрания Юлии Тимербулатовой и Анастасии Коваленко с большим отрывом победила социал-демократ Коваленко. Но мы с редакторами подозревали в том случае накрутку, потому что общее количество звонков было непомерно большим.

Первый год передача была 1 на 1, потом переросла в формат дискуссии с участием 6 человек. Почему?

Примерно через год работы выяснилось, что не так-то у нас много людей, готовых спорить вот в таком формате. Мне некоторые знакомые политики off the record открытым текстом говорили: ”Ты, Андрюха, парень хороший, и передача интересная, но я лучше по телевизору посмотрю, не хочу, чтобы меня там какое-то жюри оценивало”. Так что роль судей в итоге свелась к роли наблюдателей — комментирующих, но не оценивающих.

Да и вообще у нас огромное количество ”акул пера” в пределах своего Фейсбука или другой привычной площадки. Есть прекрасный пример одного местного деятеля, именующего себя публицистом, которого я лично звал в жюри по спорной теме. Он отказался под каким-то предлогом, а потом под псевдонимом написал рецензию на передачу, где назвал происходившее заранее подготовленным судилищем. Если бы так, то стал бы я его звать в жюри?

О ком речь?

Если бы я был уверен на 100%, что за псевдонимом скрывается именно он, сказал бы. Но я уверен всего процентов на 95.

И еще одна очевидная проблема — невозможность подобрать равных спикеров по причине владения языком. Катри Райк, например, прекрасно говорит по-русски, но всегда, по-моему, немного комплексует из-за того, что не может выразиться так же сочно, как на эстонском. Поэтому ее спорить один на один с носителем русского языка не позовешь.

Другое дело — в расширенной дискуссии, когда главных действующих лиц не два, а шесть. Тут с этим проще. Иногда у нас получались дискуссии, что называется, стенка на стенку, иногда даже просто обсуждали тему без четкого водораздела между участниками. Недавно, придя на эфир, Яна Тоом недоуменно спросила: ”А почему ”Кто кого?” до сих пор называется?”. Это скорее был бренд, а от изначально заявленного формата осталось лишь название.

В итоге мы с редакторами (это Юлия Сокол и Виктор Сольц) решили, что доработаем сезон и с таким форматом пора сворачиваться, нужно что-то новое. Виктор так вообще подустал от телевидения и решил сосредоточиться на работе на портале rus.err.ee.

Ладынская-Кубитс всегда отказывалась от участия, а команда сама предложила изменения


Новый формат - 4 гостя с одной стороны, 4 с другой Foto: Владислава Снурникова/ERR

То есть ты подошел к главреду и сказал — я хочу закрыть ”Кто Кого” и начать новую передачу? Как это было?

Не я один, все же у нас была команда, решение коллегиальное. Но в целом примерно так и было. На телевидении же все измеряется сезонами. И когда близится конец очередного, неизменно встает вопрос: что дальше? Проект могут закрыть, если он некачественный, у него низкий рейтинг или вдруг урезали финансирование. Если с перечисленным все в порядке, тебе предлагают продолжать. И тут ты такой голосом Ельцина: ”Я устал, но я не ухожу”. И предлагаешь новый проект, похожий по содержанию, но иной по форме.

Многие спикеры были чересчур спокойными. Можешь описать идеального гостя передачи ”Кто кого?” Что он говорит, эмоционален ли он, перебивает ведущего и других гостей?

Еще в бытность преподавателем Таллиннского университета, я говорил студентам, что идеальных собеседников не бывает. Пожалуй, так же отвечу и сейчас. Тут слишком много слагаемых. Конечно, эмоциональный собеседник, способный поддерживать высокий градус дискуссии, — это здорово. Но когда таких набирается в студии несколько человек, то спор рискует превратиться в базар, что мы неоднократно видели на различных ток-шоу. Времени мало, всем хочется высказаться, и получается, что хорошо говорит тот, кто говорит громко. Так что с точки зрения ведущего, который лучше представляет себе структуру и знает, куда должна двигаться передача, идеальный собеседник — ведомый, кто дает себя тактично перебить и, конечно, отвечает на поставленные вопросы.

Некоторые гости были по 3-4 раза. Это надоедает или уже привык?

Если человека звали по 3-4 раза, значит, он тот, кто должен был говорить по этой теме. Но были и те, кто так и не почтил нас своим присутствием. Как ни странно, но, например, ни разу не была в нашей передаче Виктория Ладынская-Кубитс, на все приглашения отвечала отказом под разными предлогами.

Кто был самым частым героем?

Ой, чтобы ответить точно, мне надо просмотреть планы всех эфиров. Если говорить про те же самые 3-4 раза, то это и Михаил Кылварт, и Раймонд Кальюлайд, и Андрес Сутть, и Свен Сестер, и Пеэтер Эрнитс, и Кристина Каллас, и Андрей Гудим. Всех не вспомню сразу, поэтому сознательно назвал представителей всех парламентских партий, а также ”Ээсти 200” и зеленых.

Осенью будет новая передача, к Титову, возможно, добавят "очень известного человека"

За несколько минут до начала Foto: Владислава Снурникова/ERR


Так на ETV+ все же останется острая дискуссионная передача?

Останется. Как я уже отметил в начале, с осени мы запускаем новый проект. Все подробности — в августе. Пока что я не уполномочен раскрывать детали, но скажу, что у меня появится соведущий.

Имя уже известно?

Скажем так, процесс выходит на финишную прямую. У нас были совместные пробы с несколькими кандидатами, с которыми, как мне кажется, мы хорошо подходим друг другу. Чтобы еще больше заинтриговать и напустить тумана, отмечу, что одна кандидатура — это очень известный человек.

Он из Эстонии или из другой страны?

Ненавижу, когда так отвечают на мои вопросы, но вынужден сказать: без комментариев. (Смеется).

А каким будет формат?

Это все еще в разработке. Пока нет даже названия. Но это будет дискуссионная передача, где мы по-прежнему будем поднимать самые разные темы, волнующие общество. У нас никогда не было и — по крайней мере я сделаю для этого все возможное — не будет запретных тем и черных списков. Я запросто могу позвать в эфир человека, который за спиной говорил про меня гадости, ругал канал или высказывал диаметрально противоположное моему мнение. И неоднократно звал. Ничего, корона не упадет, содержание важнее личных тараканов.

У ETV+ есть передача ”Своя правда”, где тоже обсуждают ”важные” темы. Почему вы решили продолжить работу в формате дискуссии?

”Свою правду” не нужно сравнивать с ”Кто кого?”. В ней поднимались более житейские темы, о той же политике практически не говорили. У нас пару пар темы пересекались, но это были совершенно разные дискуссии. Не в том плане, что кто-то лучше или кто-то хуже, но под разным углом и для разной аудитории. Скажем, моя жена ”Свою правду” смотрела с куда большим интересом, чем ”Кто кого?”. К тому же в силу формата мы оперативно реагировали на события. Бывало так, что тема придумывалась только во вторник, а в среду уже эфир. Собрать за столь короткий срок такую по составу передачу, как ”Своя правда”, просто нереально.

Чем новая передача будет отличаться от последнего сезона ”Кто Кого?”. Нет такого чувства, что этот формат уже не так интересен, плюс есть ”Своя правда”, да, там темы более житейские, но гости все равно будут одни и те же.

Отчасти ответ на предыдущий вопрос будет ответом и на этот. Что же касается гостей, то это, конечно, неизбежность для такой маленькой страны, как наша. Да что там говорить, если даже в огромной России на разных каналах и в разных передачах постоянно мелькают одни и те же лица. Иногда создается ощущение, что человек приходит в ”Останкино” и его на выходе из одной студии тут же перехватывают, чтобы затащить в другую.

За кулисами передачи ETV+ "Кто Кого?" Foto: Владислава Снурникова/ERR

В России пользуются популярность передачи, где есть крики, скандалы, конфликт. Как думаешь, возможно ли повторить подобное по накалу тут, на ETV+?

Была у нас одна такая передача, где таксист и политик Всеволод Юргенсон (имеющий, кстати, опыт выступления на российском ТВ — как-то засветился в роли жениха у Ларисы Гузеевой в ”Давай поженимся!”) устроил ”подобное по накалу”. В качестве одноразового эксперимента это было, пожалуй, даже забавно. У операторов-эстонцев глаза на лоб лезли, они и представить не могли себе, что такое возможно у нас на телевидении. Меня потом некоторые знакомые какое-то время поддразнивали при встрече фразой ”Всеволод, спокойно!”, потому что за тот эфир я повторил ее несметное количество раз, постоянно повышая голос на пару децибел. Но по содержанию передача вышла никакой. Вплоть до того, что через некоторое время пришлось возвращаться к теме.