Все знали, но молчали. "Мать года" и "Гордость Эстонии" десятки лет издевалась над своими приемными детьми

 (44)

"Гордость Эстонии 2008", "Мать года 2013", руководитель Союза приемных семей Эстонии и обладатель Ордена Эстонского Красного Креста IV степени Малле Кобин (68) обвиняется в обращении ненадлежащим образом со своими пятью приемными детьми возраста 9-17 лет в период 2016–2019, в их неоднократном избиении руками и ногами и содержании их под замком на период от нескольких часов до нескольких дней, пишет Eesti Päevaleht.

Кобин является приемной матерью с 1990-х годов. На Хийумаа ее знают как авторитетную и властную женщину, которая организовывала детские лагери для детей и обучение для приемных семей.

Один из ее бывших приемных детей говорит, что половина Хийумаа обожает Малле, а половина ненавидит. Половина знает, что в ее семье ненадлежащим образом обращаются с детьми, а половина в это не верит.

Жители Хийумаа тоже говорят, что многие знали о деяниях женщины, да и она сама особо не скрывала, что закрывает детей на несколько часов в комнате, но никто ничего не предпринимал — ее боялись. Все, кто говорил с Eesti Päevaleht, утверждают, что были шокированы, когда Кобин дали титул матери года.

Читайте также:

Говорят также, что Кобин четко выделяла своих пять биологических детей от приемных, которых в ее семье на протяжении лет насчитывалось целых 17. О том, какие приемные дети плохие, женщина говорила на каждом углу и не скрывала, что наказывает их и запирает, правда, о побоях молчала.

О происходящем с ними дома приемные дети не могли никому рассказать, так как на каждой их встрече с работником по защите детей присутствовала и сама Кобин. К тому же дети были привезены из других самоуправлений с материка, и с точки зрения закона хийумааские работники не были ответственны за них.

Побои за каждую ошибку

Когда Малле Кобин получила титула матери года в 2013 году, она сказала, что не смогла бы сделать все это без своего мужа Лео. По словам приемной дочери Мерилин (имя изменено), это правда — когда Кобин уже не могла ее наказывать, то приказывала мужу продолжать за нее. Девочки было больно сидеть в школе, потому что ягодицы постоянно были все в синяках.

Сам Лео Кобин прокомментировал Eesti Päevaleht, что это выдумка, так как детей, а в особенности приемных детей, нельзя наказывать, по крайней мере физически. Про девочку же он говорит так: мол она постоянно воровала, украла все банковские карточки. Больше он ничего сказать не пожелал и бросил трубку.

Foto: Eero Vabamägi

Мерилин удочерила семья Кобин почти два десятка лет назад, когда девочке было всего семь. Она прожила с ними десять лет, во время которых ее наказывали за все, что только можно: вовремя не пришла домой из школы, получила плохие оценки, недостаточно хорошо сделала дела по дому.

"Малле сама била меня розгами и ремнем, а когда не могла, то передавала это своему мужу", — утверждает Мерилин. По ее словам, в основном наказания раздавала Малле, а муж ее был более покладистым, но подкаблучником. Розги девочке приходилось самой срезать с растущей во дворе березы.

Побои Мерилин имели место за десять лет до того времени, которое фигурирует в деле прокуратуру против Кобин, но методы наказания не изменились. Она говорит, что тоже стояла по 10-12 часов на одном месте, а приемная мать приходила проверять, чтобы девочка не сидела. Единственное, девочку били только руками, а не ногами. Зато в качестве наказания ее заставляли мыться в холодном амбаре.

Своих биологических детей Малле Кобин тоже наказывала, но не так строго, как приемных. Наказаний было так много, что девочке пришлось договориться с другим приемным братом по очереди брать вину на себя. "Тело просто не выдерживало этих наказаний", — говорит Мерилин.

При этом она не понимает, почему некоторые приемные дети Кобин утверждают, что никаких побоев не было.

Деньги подогревали материнский инстинкт

Мерилин чувствовала, что ее удочерили только из-за денег от государства и для выполнения работы, которой было невпроворот. По словам девочки, ей разрешалось ходить только на кухню, а в гостиную и тем более смотреть телевизор — никогда. В свою комнату она должна была приходить через заднюю дверь, готовить себе сама и есть в своей комнате, а не за столом с семьей.

Кроме того, девочку на протяжении года заставляли ходить в школу в одной и той же одежде, которую она стирала на выходных вручную. Когда в школе она говорила о том, что происходит дома, учителя ей не верили — еще до начал учебы Кобин описала всем ее как сложного ребенка, который врет и воруют. Сама Мерилин клянется, что никогда не воровала.

Перед совершеннолетием девочки Кобин заявила отвечающему за нее самоуправлению, что она сыта ей по горло и хочет от нее избавиться. Когда ребенок становится совершеннолетним, то прекращаются и выплаты, подчеркивает Мерилин. Поэтому ей пришлось переехать в Дом молодежи SOS.

Когда Мерилин прочитала новость, что Кобин отправили под суд, она тут же связалась с полицией, но к тому времени следствие, к сожалению, уже было прекращено. По словам Мерилин, полиция не смогла разыскать всех приемных детей Кобин.

Foto: Tiit Blaat

Жительница Хийумаа Хелми (имя изменено) тоже считает, что Кобин брала в семью приемных детей из-за денег. "Зачем же еще брать детей с тяжелой инвалидностью? Потому что за них платят больше, и так это обычно и есть", — констатирует она.

На своей работе Хелми общалась с одним приемным сыном семьи Кобин, который имел душевное расстройство. По ее ловам, мальчик рассказал ей, что в качестве наказания его закрывали в темном подвале и заставляли голым стоять перед другими детьми.

А тем временем Малле Кобин постоянно рассказывала коллегам, какие у нее плохие дети, вспоминает Хелми. "Но такое воспитание и делает злым", — говорит она.

Дети хотели сбежать

На вопрос, остался ли кто-то из приемных детей семьи Кобин жить на Хийумаа, Хелми отвечает, что верит, что кто-то из них захочет здесь быть, пока Малле здесь. По ее словам, один из приемных сыновей тут же сбежал, как только ему исполнилось 18 лет — даже не забрал зарплату на работе. Этот же мальчик в подростковом возрасте хотел купить велосипед, на что Малле сказала ему "иди и заработай", хотя и получала на него деньги.

Работающая на Хийумаа учительницей Терье (имя изменено) два года учила одного приемного сына Кобин, когда тот был подростком. По ее словам, от мальчика ужасно воняло, так как он не мылся и ходил каждый день в одной и той же одежде. Когда она позвонила Малле, та заявила, что это не ее дело, мальчик сам должен стирать свою одежду, утверждает Терье.

13-летний мальчик не мог никому доверять дома, поэтому изливал душу учительнице. Он говорил, что в наказание за то, что неправильно положил белье в стиральную машинку, его заставили стирать постельное вручную. Еще он говорил, что приемная мать не разрешала есть больше двух картофелин на ужин. Мальчик выглядел на вид истощенным и постоянно хотел есть.

У мальчика было душевное расстройство и назначена инвалидность. Терье тоже считает, что семья Кобин специально брала таких детей, чтобы получать с них больше денег от государства и использовать как бесплатную рабочую силу.

Мальчик рассказывал Терье, что если он утром не принимал лекарство, то потом его заставляли стоять под окном 8-10 часов без еды и воды. Терье говорит, что один раз он сказал ей, что уже две недели стоит каждый день по несколько часов в качестве наказания. Когда он один раз взял конфету со стола в собственном доме, то приемная мать назвала его вором.

Мальчик хотел сбежать. "Он пришел из дома с сумкой с одеждой и спросил: ты знаешь какой-нибудь заброшенный дом, куда бы я мог пойти жить?" — вспоминает Терье.

Уголовное дело в отношении Малле Кобин завели в августе 2019 года после сообщении о преступлении от Департамента социального страхования. Проблему обнаружил работник по защите детей из Хийумаа, поговорив с 9-летним мальчиком, который был усыновлен другой семьей из семьи Кобин.

Судебный процесс, на котором дали показания 16 человек, на данный момент завершился, суд вынесет решение в августе.

Сама Малле Кобин отрицает обвинения и утверждает, что дети все выдумали. Вину она не признает и не собирается этого делать. Именно так она ответила на запрос Eesti Päevaleht.